Раннее христианство

С. Кивенко: Дорогие друзья, мы приступаем к одной из интереснейшей областей исторического исследования к области истории христианства. Христианство стало одной из самых распространенных религий, повлиявшей на гуманистические и прогрессивные изменения в развитии человечества. Не секрет, что история церкви обладает такой культурной ценностью, которая заслуживает особого внимания и достойна исследования. Описание цивилизации будет неполным и непонятным, если не отразит роль христианства в ее развитии. Понятно, что историю человека никогда нельзя отделять от истории его религиозной жизни Человек, который каким-то образом изучал историю церкви, историю христианства, никогда не будет ограничен только в своих взглядах. Он сможет сравнить себя с гениями духовной мысли прошлого и осознать, чем им обязан. Такой человек станет более терпимым к людям, которые отличаются от него во второстепенном, но так же, как и он, принимают величественные основания веры — служение милосердия и заботу о ближнем. Для многих христиан принципы, которые декларировал Христос, принципы, которые он исповедовал, его служение, откровения, которые он давал, являются ценными и основными для определения фундаментов своей жизни.

Самое интересное, что время появление христианства в определенном месте и в определенный момент было уникальным и неслучайным. Ни в какое другое время мировой истории до пришествия Христа не было такого большого пространства, которое управлялось бы одним законом и одним правительством. Римская империя, на территории которой зародилось христианство, имела обширную территорию, и наречие, или общий язык — греческий — являлся универсальным. Страны Средиземноморья обладали общей культурой, центром которой был Рим. Интересно отметить ещё и то, что причинами, или важным фактором, определяющим начало возникновения христианской традиции, христианской культуры, христианской церкви, было также существование определённых духовных предпосылок. Это прослеживается в той части духовного наследия, которую мы называем сегодня Ветхим заветом. Многие пророки и люди, являющиеся авторами Ветхого завета, описывали определённые чаяния и стремления народа к ожиданию Мессии, к ожиданию идей соединения Царства Божия и царства земного. Мы знаем, что многие пророки, в частности, такие как Михей и Исаия, даже детализированно описывали события, в которых должен участвовать Мессия, и для нас интересно увидеть эту пророческую нить в событиях, которых мы будем касаться.

Основным источником древней христианской истории являются, конечно, книги Священного Писания, то есть Нового завета. Написаны они были апостолами, учениками Иисуса Христа. В частности, мы можем получить достоверную информацию о жизни первых христианских общин и о деятельности самого Иисуса Христа из трудов евангелистов. Их было 4: Матфей, Марк, Лука, Иоанн. Среди них именно Лука отличается тем, что написал ещё одну книгу Нового завета — Деяния апостолов, к содержанию которой мы дальше подойдём.

Прежде чем подходить к исследованию истории христианской церкви, для нас важно вооружиться особым, может быть, даже духовным, зрением. Дело в том, что история христианской церкви в основе своей имеет очень важную и определённо сформулированную конструкцию: основанием церкви является Мессия, Иисус Христос. Кроме того, что он сам заявлял об этом и ученики его являлись участниками этого строительства церкви Христовой, мы опять же вспоминаем и пророчества, сказанные о некой личности, которая придёт для того, чтобы создать особую общность людей. Важно то, что сам Иисус Христос является, по заверению свидетелей, апостолов, учеников, краеугольным камнем и основанием церкви. Это личность, вокруг которой тысячи лет сотни, миллионы и даже уже миллиарды людей объединились для определённых целей, с определённым желанием, с определённым душевным чаянием. Когда мы касаемся истории христианства, важно понимать, что мы имеем дело с людьми, с личностями, с персонажами, которые в разное время, может быть, называясь христианами, вполне таковыми не являлись. И если разделить и понимать эти две составляющие — историю, связанную с историей людей, называющих себя христианами, и историю отдельных личностей, — только в этой связи, только в этом ключе мы можем рассматривать историю христианства, и она для нас станет более понятна и естественна.

Что же происходило на рубеже веков, 2000 лет назад? Очень интересную историю мы можем найти в Деяниях апостолов, которые написал евангелист Лука, — о том, что Иисус, придя на эту землю, как предсказано было в пророчествах, в течение трёх лет учил своих учеников о Царствии Божьем, о душе, о вечности, при этом являл чудеса и знамения, а в последние дни своего пребывания на земле дал наставления ученикам и сказал, что он имеет желание основать на земле особую общность, которую он назвал церковью. И когда Иисус по распятии и воскресении своём вознёсся, через 10 дней после вознесения, ученики Иисуса Христа — их было около 120 — собрались в одном из районов Иерусалима. Был иудейский праздник, Пятидесятница, и в этот момент молившиеся получили особое дарование и сказали о Христе — как засвидетельствовал евангелист Лука — сотням людей, и несколько сотен человек приняли решение креститься. Таким образом, эта дата определена как дата начала жизни церкви Христовой.

Интересно отметить, что первохристиане отличались особым состоянием духа братства, взаимопомощи, любви и служения друг другу. Отношения в первохристианской общине были сродни коммуне, когда люди вместе собирались, принимали пищу, когда люди, имеющие достаток, делились с теми, у кого нет этого достатка… Было даже принято решение о выделении особых служителей — диаконов, — которые заботились о социальном — диаконическом, как это сейчас называется — служении внутри самой церкви. Когда происходили эти интересные события, многие десятки верующих приходили в города и селения и приносили туда эту благую весть, и люди целыми городами поднимались для того, чтобы отвратиться от служения всевозможным культам. Конечно, это не могло пройти бесследно для властей, которые представляли иную религиозную и политическую конструкцию. И в подтверждение этому мы находим очень много авторов (которые являются не христианскими источниками), ярко и живописно описывающих события этого времени. Такими небиблейскими авторами, описывающими историчность жизни общин, является Тацит, глава римских историков, который писал о событиях, происходивших во времена Понтия Пилата, и о жизни христианских общин. Также это Плиний, правитель Понта в Малой Азии, просил у императора Траяна совета, что ему делать с христианами, которые расширяются и представляют некую опасность. Светоний, писатель, который в одном из своих описаний, «Жизнь Клавдия», упоминает, что из Рима были изгнаны некие иудеи, которые стали христианами, и т. д. Мы имеем очень интересные повествования, которые не могли не оставить след в истории.

Что так привлекало многих людей в первохристианских общинах? Безусловно, привлекали дух и идея божьей любви, божьего прощения, удаление от всякого рода греха, которые в то время в Римской империи были очень широко представлены. Самое интересное, что местом зарождения первой христианской общины был Иерусалим, и первыми христианами были люди, которые имели древнюю иудейскую традицию. Для нас очень приятно и, может быть, важно осознавать, что именно этот город, который сейчас является, так сказать, центром мировых религий, является и колыбелью христианства. В этой связи мы всегда оборачиваем свой взор на этот город, и как в древние времена, так и сейчас тысячи, миллионы христиан желают мира Иерусалиму как месту, где родилась эта новая религиозная форма общения человека с Богом. Для нас этот город является городом, где всегда должен оставаться мир.

Интересно отметить и тот факт, что рост церкви был быстрым, и каких-либо мотивов извне, побуждающих церковь к росту, не было. В тот период Палестина и Малая Азия находились под господством Римской Империи, и Рим достаточно строго следил за соблюдением определённых не только политических, но и религиозных конструкций того времени. Важно отметить, что в этот период, период I-II века, мы с ростом церкви, с ростом первохристианских общин мы наблюдаем большое количество исповедников. Кто такие исповедники? Это были те верующие, те христиане, которые не могли поклоняться образу, изображению императора или другим божествам и готовы были пойти на смерть, исповедуя, что можно поклоняться только единому Богу и Мессии, коим был Иисус Христос.

Среди таких исповедников, людей, которые, утверждая свои убеждения, были готовы идти на смерть, был святитель Поликарп, который родился в 80 году и жил в Малой Азии. Рано оставшись сиротой, он был воспитан благочестивой вдовой. Есть предположение, что именно святитель Поликарп общался с апостолом Иоанном Богословом, написавшим Апокалипсис, который долее всех апостолов находился на этой земле и передавал апостольскую преемственность. Как жизнь святителя Поликарпа, так и кончина его жизни свидетельствовала о том настроении, которое пребывало в первохристианских общинах. Для христиан того времени материальная, земная жизнь не имела той ценности, которую она имела для других людей. Они вступали в неравную схватку с той государственной системой, с теми религиозными институтами, будучи уверены и убеждены в правоте своей веры и тех принципов, которые они отстаивали. Поликарп погиб во времена Марка Аврелия, когда очередной раз на христиан было воздвигнуто гонение и язычники требовали, чтобы судья нашёл Поликарпа, отца всех христиан и «совратителя всей Азии», как его называли. В это время святитель Поликарп по настоятельной просьбе своей паствы пребывал в небольшом селении недалеко от города Смирны. Когда воины пришли за ним, святой Поликарп вышел навстречу и велел их накормить, а сам в то время молился, готовясь к мученическому подвигу. Его страдания и смерть описаны в послании христиан Смирнской церкви, и несколько христианских историков того времени описывают, что трижды Поликарпу предлагалось отречься от Христа и поклониться императору. Он отказался, и после этого его бросили в ров со львами.

Не менее выразительна картина, повествующая о Перпетуе, дочери знатного римского наместника, которая с младенцем на руках, не пострашась смерти, засвидетельствовала свою веру в Христа. К ней в камеру несколько раз приходил отец и просил отречься, она, естественно, отказалась и вместе со своей служанкой приняла мученическую смерть, а ребёнка забрал отец. И много-много таких свидетельств, которые повествуют нам о периоде жизни первой церкви. Эти люди, исповедники, которые явили пример — как светочи для общин, которые жили в то тяжёлое время.

Но существовала ещё одна проблема, беда, которая терзала в то время церковь. Это всевозможные учения, заблуждения и ереси, которые стали возникать в первохристианских общинах. И одной из причин тому было отсутствие канона новозаветных посланий апостолов. Появились лжепослания, появились лжепророки, появились люди, которые вели в некоем своём направлении. Но церковь, находясь в таком тяжёлом состоянии, выжила и, таким образом, в начале III века смогла достичь того состояния, что появились апологеты. Апологеты — это люди, защищавшие христианское учение от ересей. Целью их трудов было также донести Евангелие до людей, интересующихся религией и философией. Среди таких апологетов мы можем назвать Тертуллиана, Иринея Лионского, Дионисия Александрийского, Оригена, чьи труды нашли очень широкое распространение по церквям, которые на то время продолжали расти и расширяться.

Очень интересно, что в этот период формируется особое отношение церкви к самой форме богослужения. Еще со времен апостолов очень многих прихожан и членов церкви занимает вопрос, как правильно поклоняться Богу. Апостол Павел в Послании коринфянам писал о правильном поклонении Богу. Были споры. Были споры очень длительные. Были споры, доводившие до того, что христианские общины не общались друг с другом, потому что каждая из них выбирала свою форму богослужения, свою форму поклонения Богу. Общепризнанным стало решение о том, что для этого будет выделен особый день — воскресенье, тот день, когда Иисус воскрес. Обязательным элементом богослужения должна быть вечеря, где воспоминают о страданиях Иисуса Христа, и приём пищи, которой люди, может быть, даже не имеющие возможности вкушать дома, могут насытиться. После служения пелись гимны и рассказывались всевозможные свидетельства из собственной жизни. Таким образом, в воскресенье до вечера, а иногда и до поздней ночи, христиане не расходились, собирались для того, чтобы проводить своё общение и богослужение. И тогда зародились легенды о том, что эти группы верующих собираются по ночам, пьют, едят, занимаются непотребством. Эти клише, эти негативные образы нашли своё историческое начало именно в том, что разве могут нормальные люди всю ночь сидеть в катакомбах, что-то петь, что-то есть, а утром расползаться, как муравьи, каждый в направлении своего дома?

Очень важно понимать, что гонения имели различную форму. Сначала это были всё-таки гонения локального характера, в какой-то отдельной провинции, в отдельном городе. Они были связаны, может быть, с определёнными личными вопросами неприязни руководителя религиозной христианской общины и руководителя синагони. Первые массовые гонения начались в городе Вифинии при Плинии Младшем примерно в 112 году. Христиан стали вызывать на суды в качестве обвиняемых, и чаще всего это были, конечно, ложные обвинения. У христиан, особенно имеющих материальные средства, в пользу Рима забирали имущество. Естественно, под этот процесс подпадали и их слуги, их друзья, рабы, и имущество людей, осуждённых на смертную казнь, порою даже уходило в пользу истцов, которые обвиняли их в оскорблении имени императора и, может быть, в каких-то непотребствах.

Интересен и тот факт, который описывается в истории о том, когда Нерон обвинил христиан в поджоге Рима. Существуют все основания предполагать, что так и было, и нужно было каким-то образом народную массу, «электорат» направить не на социальные проблемы, не на причины социальных проблем, а на некую группу людей, чтобы эмоциональный гнев, внутренний конфликт разрядить и направить на какую-то социальную группу. Я думаю, что с этим мы сталкиваемся и в наше время: находят каких-то «жидо-масонов», находят каких-то «сектантов», находят каких-то «оппозиционеров», нового тут ничего нет. Но, конечно, нужно отметить, что в те времена система расправы, система судебная, — она была не так гуманна, как сейчас, и она была не то что коррумпирована, она была, как говорят, «заточена» под власть, под власть имущие классы. То, что нас удивляет и пугает, что сотни, тысячи человек были уничтожены, сожжены (так называемые «живые факелы христиан» и распятия, которые были вдоль римских дорог), — тогда некоторых даже не приводило в ужас. Это было частью обыденной жизни того времени, и была найдена группа людей, на которых можно было всё свалить: группа людей, которым по их религиозным убеждениям не позволялось отвечать злом за зло, — группа, которая была управляемой и поддавалась этой машине. Это, конечно, печально, но это отражение того времени, это было характерно для той авторитарной системы, которая была в Риме того времени.

Интересно, что, несмотря на эти три столетия гонений, несмотря на эти три столетия внутренней борьбы, которая происходила в церкви, несмотря на то, что сама церковь была ещё не зрела, что отчасти не были ещё сформированы каноны Нового завета (часть повествования передавалась в устной форме), — церковь смогла не только остаться в том качестве, но и распространиться по всей Римской империи. Быстрое распространение христианства даже в условиях тяжелейших преследований доказало, что кровь мучеников стала поистине, как говорили, «семенем церкви». Во времена апостолов церкви, в основном, находились в городах. Это было, в основном, городское население. К 200 году христиане появились во всех частях Империи. Даже в Северной Африке была так называемая Карфагенская церковь и даже Карфагенская богословская школа. По некоторым оценкам, в разных частях Римской империи количество христиан достигало от 5 до 15% населения, — к 300 году, когда ещё официально церковь не получила статуса равной прочим религиям.

К 300 году сама империя представляла собой совершенно другое устройство, чем 300 лет назад, и мы подходим к такому периоду, когда время гонений, время внутренних противостояний приобрело статическую форму. К началу IV века апологеты церкви выработали целую структуру и концепцию защиты христианского вероучения. Было три больших христианских школы: Антиохийская, Александрийская и Карфагенская, — школы, которые уже готовили священнослужителей. Была выработана иерархия церкви, и все эти инструменты, все эти церковные элементы давали возможность церкви быть устойчивой и уметь преодолевать возникавшие трудности.

Мы подходим к периоду, когда произошло противостояние Диоклетиана и Константина и борьба за власть, борьба за главенство в Римской империи. Существует легенда, по которой император Константин перед битвой у Мильвеанского моста через реку Тибр совершил молитву-обращение к Всевышнему, и ему было дано видение креста на небе: «С этим знаком победишь». И это предзнаменование, как он свидетельствовал потом, дало ему уверенность в том, что можно совершить решительный бросок через этот мост, несмотря на превосходящие силы противника. Он вступил в бой и одержал победу над врагами, и в 313 году Константин в Миланском эдикте даровал полную свободу вероисповедания. Христианство не было признано основной религией, как впоследствии, но была дана полная свобода вероисповедания. В течение последующих нескольких лет Константин издаёт указы, которые возвращают христианским общинам их здания, имущество, официально определяются дни для празднования христианских праздников.

Таким образом, мы видим, что, казалось бы, ожидаемая надежда всех христиан — свобода — уже пришла, и можно радоваться и быть исполненными благодарности Богу. Но на самом-то деле, даже если считать, что Константин искренне уверовал в Христа (как мы знаем, перед смертью он принял крещение; долгие годы он отказывался от официального принятия христианского вероучения), даже принимая во внимание его искренность, мы можем сказать, что этот довольно долгий путь — путь церкви от раздробленной секты до официальной религии, несмотря на сложности, которые возникли, имеет и отрицательные стороны. Христианство действительно подняло моральный статус государства: общество признало достоинство женщин, были отменены гладиаторские бои, труд рабов сделался намного легче, римское законодательство стало более справедливым, улучшилась способность церкви проповедовать. Церковь начала открывать всевозможные социальные учреждения, — это тоже очень важно, что она стала существовать и осуществлять свою деятельность и как социальный институт.

Несмотря на все преимущества сближения с государством, появились и отрицательные стороны. Оказывается, власть, признав право церкви на существование, признав какие-то привилегии церковнослужителей, получила право вмешиваться в духовные споры и решения по устройству и организации церковной жизни. Впоследствии из истории происходивших Соборов мы увидим, каким образом принимались решения, которые были продиктованы не духовной и нравственной, а политической целесообразностью. Так или иначе, церковь вступила в новый этап, который для нас, возможно, в наше время более понятен и более ощутим. Период первых трёх веков закончился — нельзя сказать, что победой церкви, и нельзя сказать, что победой государственной власти. Церковь вступила на новый уровень отношений, и новые перипетии, которые её ждали, представляют очень живописную картину взаимоотношений. Но нужно отметить, что и в тот период оставались служители, оставались верующие люди, христиане, которые продолжали отстаивать свою личностную, персональную точку зрения, даже не всегда согласную с руководством церкви и с представителями власти.

На этом мы первую часть, о первых трёх веках истории церкви, закончим, и, я думаю, в следующие наши встречи мы попытаемся коснуться истории средневековой жизни церкви и событий, которые происходили уже с официальной церковью, её взаимоотношений с государством, взаимоотношений между разными церквями — Западной и Восточной церковью.

Fr. N. O.: Можно вопрос? Вы рассказывали, прежде всего, именно «священную историю» возникновения христианства, официальную церковную историю. Понятно, что по каждому моменту можно задать много вопросов, но хотя бы вкратце: как Вы относитесь к разным, скажем так, критическим школам — от мифологической (что вообще не существовало личности Иисуса) до умеренно-исторических (что был такой человек, но без восприятия Иисуса как некой божественной сущности)? Весь этот диапазон очень вкратце прокомментируйте.

С. Кивенко: Дело в том, что для меня лично убеждение в том, что личность Иисуса Христа неоспорима — это факт. Далее. То, что в Иисусе воплотились существовавшие чаяния и мессианские откровения, — это тоже моё личное убеждение. Иисус, Иешуа, Мошиах, — то имя, которое мы называем, — является на самом деле откровением Божьим, воплотившим послание Бога-Творца для нас. Что касается доказательств или каких-то оспаривающих фактов, я думаю, что этот анализ мы всегда можем проводить. Мы можем находиться в каком-то контексте диалога-исследования, но всегда имея в виду то, что общение человека и Бога основывается на внутреннем, духовном состоянии его веры. Это та область человеческой личности, которая недоказуема и неоспорима. Человек верит в Бога, человек верит в тексты Священного Писания, человек живёт этим, — и это формирует его культуру, его общение. Вот это, я думаю, незыблемо, это важно. Даже когда я общаюсь с человеком, который представляет иную религиозную систему, когда человек представляет и говорит, что «я верю, что Магомет — пророк». Как я могу с этим человеком общаться? Если этот человек относится ко мне как к человеку, подобному себе, который верит в Мошиаха, в Мессию, в Иешуа, в Иисуса Христа, Господа и Спасителя нашего, — то я отношусь к нему как к такому же человеку, как и я: как к брату, который ищет путь познания Бога. Я ни в коем случае не могу взять какие-нибудь инструменты, какой-то инструментарий для того, чтобы гипнотическим путём или путём научного убеждения сделать из него христианина. Только Бог способен дать человеку своё откровение, и только Дух Святой даёт человеку это откровение. Не я. Не мой авторитет. Вот это очень важно.

[К сожалению, запись была остановлена сразу после официальной части лекции, и не менее интересные беседы после лекции — о ересях, современном состоянии христианства, христоцентрическом аспекте и пр. — не сохранились.]

Транскрипт составили Сергей Кивенко и Fr. Nyarlathotep Otis, ред. Fr. Nyarlathotep Otis.

Раннее христианство: 1 комментарий

  1. Существует мнение, что называть раннее христианство отдельной религиозной традицией некорректно, поскольку до середины II в. движение последователей Иисуса считалось одним из направлений иудаизма

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.