Алистер Кроули. Мастер Храма

Liber CLXV. Мастер Храма

Алистер КРОУЛИ и Брат АХАД

achad
Брат VNVS in Omnibus (ЕДИНЫЙ во Всём)
С фотографии Генри Кемпа (Henry B. Camp)
Мастер изображен в Мантии Послушника и характеризует Себя как Послушника, утверждая тем самым Свою Простоту. Он погружен в священную медитацию в своей любимой Асане – Дракона.

Часть 1

2 апреля 1886 – 24 декабря 1909

Чарльз Стэнсфелд Джонс, уже упоминавшийся мной под девизом V.I.O., который он взял себе, становясь Послушником А:.А:., вошел в этот Мир благодаря обычному и испытанному методу 2 апреля 1886 года E.V., упустив шанс стать Апрельским Дураком, опоздал на день, чтобы, собравшись духом, снова войти в этот холодный и непривлекательный Мир. Мы не будем далее утомлять читателей подробностями его карьеры до 1906 года, когда он, будучи опьянен жизнью и распробовав ее на вкус, по достижении 20 лет, начал уделять внимание Мистериям и изучать Спиритуализм, главным образом с целью его опровергнуть. Очевидно, его интерес к Оккультному начинается с этого года, и примерно в это же время он начинает осознанно стремиться найти Подлинный Оккультный Орден и вступить в контакт с ним.

Это устремление, как известно, достигло своей цели три года спустя, когда он удостоился чести стать Послушником А:.А:. и тотчас же воспользовался этим; однако за эти три года его поиски приводили его на разные пути:

Спиритуализм, фидеизм и другие «измы» с одной стороны, «Европа», «Лейстер» и «теплый угол» — с другой. Последнее, но отнюдь не наименьшее значение отводилось женитьбе – сложной вещи, которую с одной стороны надо было принять, но, с другой,, возможно, лучше было бы оставить. Уйдя с головой в этот последний эксперимент, который стал для него на время Omnia in Uno, он почувствовал появление настроения, благоприятного для обучения Научному Иллюминизму, в котором он очень нуждался, и заполняя Клятвенную Форму Послушника 24 декабря 1909 г., Е.V., после тщательного размышления взял Девиз «Unus in Omnibus» который наиболее ему импонировал.

Начиная с этого времени, в соответствии с Правилами Ордена, он начал делать записи о своей Работе, и это облегчает нам задачу; но с того момента, как сам он стал более серьезен, мы должны в известной степени следовать его примеру и воспринимать написанное как попытку борющейся души снискать Свет для себя и других. Каковы бы ни были его ошибки, как бы ни были бедны его достижения или смешны его неудачи, о нем можно сказать многое ибо он никогда не отступал.

Часть 2

24 декабря 1909 – 14 мая 1910

Брат V.I.O. начал свой путь достаточно смело. Вскоре, после того как он прочитал первый номер «Равноденствия», перед тем как вступил в контакт с членом А.А., он попробовал свои силы в практике Асан. В ранней записи, которую мне удалось найти, я прочитал следующее:

Четверг, 4-е ноября, 1909. 23:20 – 23:41
Асана. Позиция 1. Бог.
Было желание согнуться в спине, над бедрами; приходилось несколько раз разгибаться.
Один раз открыл глаза и сделал движение головой, — после того, как прошло около пяти минут.
Дышал довольно таки ровно после этих нескольких минут, считая 9 – вдох, 4 – задержка, 9 – выдох, 4 – задержка.
Ближе к концу упражнения видел туманные цвета и нечеткие фигуры.

19 декабря его практика длилась уже 46 минут. На следующий раз он собирался увеличить длительность ее выполнения до 60 минут. Однако, вероятно, так и не сделал этого: после того как он подписал клятву Послушника 24 декабря, в его дневнике не было записей вплоть до 11 января 1910 года, когда он получил первые письменные инструкции от своего Неофита, Брата П.А..

Эти инструкции, которые я изложу далее, представляли ту базовую работу, которую он проделывал в течение длительного периода, несмотря на то, что доскональное следование инструкциям было для него непривычным. Далее он как Послушник должен был выбрать наиболее подходящие для него практики и экспериментировать с ними. Тем не менее, он не знал этого в то время, и его нельзя было ни в чем упрекнуть, так как он делал все возможное в направлении, данном ему Неофитом1. Во всяком случае, он мог работать гораздо хуже, если бы не старался следовать тем нескольким простым правилам:

ПРАВИЛА

1. Всегда будь сдержанным и держись срединного пути (т.е. не вдаваться в какие-либо крайности); лучше быть «черепахой», чем «зайцем»; не торопись с достижением чего-либо; не бросай начатое, заранее не обдумав решение.

2. Поддерживай душевное здоровье и хорошую физическую форму; не выполняй ментальные или физические упражнения с чувством усталости.

3. В идеале лучшими часами для практики являются рассвет, закат, полдень и полночь (и всегда перед приемом пищи, но никогда не выполняй их сразу после еды). Если это неудобно в данной стране (Англия), выполняй основные практики за час или за полчаса до завтрака.

4. По возможности, отведи отдельную комнату для упражнений. Содержи ее в чистоте и храни в ней только те предметы, которые тебе приятны. Перед началом упражнений в комнате возжигай немного благовоний. Эта комната должна стать для тебя священным местом, поэтому не позволяй ни себе, ни другим, в мыслях или действиях, совершать в ней что-либо нарушающее гармонию. Волей и действиями сделай эту комнату храмом и символом еще более великого Храма, который есть твое ВЫСШЕЕ «Я».

УПРАЖНЕНИЯ

Первое упражнение

Проснись вовремя, не спеша, не умываясь и не одеваясь, облачись в мантию и войди в специально отведенную комнату; зажги немного благовоний и, повернувшись к Востоку, повтори следующую молитву: «Да взойдет во мне свет Адоная, да проведет он меня чрез день сей, и да будет он светочем, освещающим мою тьму». Далее осуществи обычную исповедь, касающуюся работы за прошедший день, краткую, насколько это возможно, и внеси ее в свой дневник, после чего садись в удобную позицию и совершая следующее.

Положив руки на колени и держа голову прямо, делай вдох в течение определенного времени и сконцентрируй все свои мысли на этом вдохе, отслеживай, как воздух заходит в твои легкие, пресекая при этом все посторонние мысли, которые могут всплывать в это время; затем выдохни, продолжая удерживать внимание на дыхании. Делай это примерно десять минут или четверть часа и записывай в свой дневник количество «сбивок» или какие-либо результаты. Вся эта практика должна выполняться ритмично и гармонично.

Второе упражнение

Если суета ежедневной работы стремится свести на нет результаты утреннего упражнения, старайся делать все возможное, чтобы сделать из каждого элемента твоей профанной работы магическое упражнение. Делай все, даже мельчайшую работу, во славу Адоная: превосходи себя в определенных жизненных обязанностях, потому что Он в тебе и ты в Нем; не думай о Нем как об Адонае, но думай об Адонае как о работе; и из своей ежедневной работы создавай символ Символа «Великой Работы, которая ДОЛЖНА БЫТЬ».

Третье упражнение

Если суета ежедневной работы стремится разбалансировать тебя, делай то, что доставляет тебе удовольствие. Культивируй в себе радость от всех своих развлечений; и когда ты радостен, безмолвно восхваляй радость внутри себя. Не делай из этого строгого упражнения, работай безмолвно и радостно, и не обсуждай свои результаты со случайными друзьями. И, прежде всего, – делай все во славу Адоная, и так из своих ежедневных радостей ты создашь символ Непреходящей Радости, которая ЕСТЬ.

Эти инструкции сопровождались письмом, из которого я привожу следующее: «Закрытые (т.е., сугубо индивидуальные) упражнения выполняй регулярно, скажи себе: «Я буду делать их три месяца; даже если они не приносят мне пользы, я должен делать их». Пиши мне, когда считаешь нужным, но не придавай слишком большого значения достигнутым результатам; ибо эти небольшие упражнения нужны для того, чтобы ты выработал в себе должную устойчивость, которая необходима перед настоящей работой. Если ты добавишь к этому свое собственное упражнение – делай его ежедневно и в течение долгого времени; начать упражнение, а затем бросить его – хуже, чем бесполезное его выполнение, так как это нарушает баланс».

Итак, как знает любой Послушник, как только он приступает к выполнению простейшего задания регулярно и с магическим намерением, это задание становится не просто сложным, но и едва ли не невозможным для выполнения. Это как раз то, что понял V.I.O., и стоило ему начать выполнять свое задание, как все трудности, мешающие завершить работу должным образом, появились сами собой, подобно собакоголовым демонам, упоминаемым Зороастром. Он старался, однако в конце января он пишет: «Я не могу следовать этим условиям. У меня было много времени, чтобы сделать упражнения этим утром, но я все время прерывался. Не облачался в мантию, так как у меня нет места подходящего для того, чтобы называться храмом». Как мало он знал в то время, что ему действительно повезло в этом отношении! Он жил в уютной кенсингтонской квартире со всеми удобствами цивилизации; несколько лет спустя он уже с удовольствием делал Асаны и медитировал под дождем, укрывшись пижамой, так как его палатка в Британской Колумбии была чересчур крошечная для работы в ней. Но, впрочем, мы отвлеклись. На этом этапе его записи внезапно обрываются. Он оставался в Лондоне вплоть до мая 1910 года, пока обстоятельства не предоставили ему возможность посетить Британскую Колумбию.

Вооруженный своим листом с инструкциями, Эквиноксом, и несколькими оккультными книгами, он отплыл в Канаду, один, чтобы снова начать работу в новой для него области.

Часть 3

25 июля 1910 – 30 апреля 1911

Следующая запись в его дневнике датируется 25 июля 1910 года. Это главная исповедь предыдущих шести месяцев. Половина года его Послушничества прошла, и он не отсылал никаких отчетов и никак не связывался с Орденом. Он сетует на свою нерадивость в этом отношении, но пишет: «Я уже знаю, что я страдал, и буду страдать от этой нерадивости, и я должен смиренно добиваться каких-либо результатов, которые смогут вывести меня из чреды неудач. Хотя до сего времени я, возможно, не обращал внимания на совет, данный мне, когда я стал Послушником, я чувствую некоторый прогресс, в сравнении с началом моего Пути. Может быть, О Адонай, следующие шесть месяцев уравновесят сделанное за предыдущие шесть месяцев, и может быть то, что происходит сейчас – к лучшему?»

В это время он еще не понимал, что любые обстоятельства – всегда приводят к лучшему результату; и прошло много времени, пока он понял это, и очевидно, вскоре, приложив эти усилия, он достиг еще некоторых результатов; о чем свидетельствует запись в дневнике 7 августа 1910 года: «На несколько мгновений я почувствовал Покой, который привел к пониманию всего. Амен.» Это, скорее всего, было предзнаменованием его первого действительно значимого результата, первый луч Света (L.V.X.), который он увидел 29 августа. Далее следует запись 2 сентября, полная радости, счастья и удивления своему первому Просветлению; затем, через три дня, он осознал, что этого результата недостаточно, и это сподвигло его на следующую скрупулезную запись, датируемую 5-м сентября, 7:53 после полудня, которую я приведу здесь практически полностью:

Сейчас я спокоен, возможно, я начинаю писать то, что может быть последней записью в этом дневнике. Вспоминая детали своей жизни, я чувствую, что вся моя жизнь на этой планете направляется какой-то невидимой рукой. Я понимаю, что среди различных моих переживаний на отрезке жизни в 24 года и шесть месяцев, болезненных или радостных, были переживания и чисто духовной природы. Я ни о чем не жалею. Прошло три дня со времени моей последней записи. Я не могу объяснить то, что произошло за эти три дня, и, кажется, бесполезно пытаться делать это, на деле это кажется бесполезным и ненужным – описать все, кроме того, что я не знаю, что стоит передо мной, и я чувствую, что возможно (и если бы) я жил дольше на этой планете, это было бы делом всей моей жизни, поистине все должно быть именно так, чтобы помочь другим в поисках Пути. Следовательно, я пишу эти строки для тех, кто пойдет после меня, в надежде, что они могут передать хотя бы каплю той тоски, которую я ощущаю. Что бы не случилось в эти три дня, все мои мысли устремлены к этому. Я – тот, кто нашел центр светящегося треугольника, кто поистине стал един с Великим Белым Братством, кто услышал Глас Божий во всей Его сладости, кто сделал это послание частью своего существования (даже всей своей жизнью!), кто держал Возлюбленное в своих руках, кого Возлюбил я, и растворился в Нем, кто навсегда оставил низшее «я», кто победил Смерть, кто чувствовал Боль всего Мира, кто нашел Мудрость, Любовь и Силу, кто оставил Все, чтобы стать Ничем, Я, кто увидел цель Мироздания, найдя эти книги (моих дражайших до сего времени друзей), которые уже не могут сказать мне ни одного слова – ибо знание (относительное), которое я нашел в них, или то, что я понимал под «знанием», уже не может удовлетворить другую часть моего Существа, жажду которого в состоянии утолить лишь великий Бог-Любовь. Я, победивший Страх и Смерть, осознал, что без Абсолютного Знания – всё тщетно! И я задаюсь Последним Вопросом.

ПОЧЕМУ?

Я написал это. Наступила мучительная тишина. Я один в своей квартире, у меня нет денег, и я не могу применить свою Волю, чтобы требовать их от других, если не могу дать ничего взамен, чтобы помочь им найти то, что им действительно нужно. Я возопил вместе с Христом «Эли, Эли, Лама Савахфани!» Я истекал Кровавым Потом вместе с Ним на Кресте, и сейчас я говорю вместе с Ним «Все кончено!» Аминь. Последняя запись пришла мне на ум перед тем, как я закрыл книжку, запечатал ее, чтобы отправить F. . . в чьих руках она будет надежно храниться. Сегодня вечером я смотрел в глаза маленького ребенка, может быть там пребывает ответ?

5 сентября, 12:26 пополудни. Всё. Я распечатал посылку и снова раскрыл книжку. Сейчас я сделаю еще одну короткую запись. Я тихо встал на колени; я не облачался в мантию и не жег благовоний. Я просто представил того самого маленького ребенка, который смотрел в мои глаза, когда я целовал его лоб. Очень тихо я как бы задал ему свой вопрос. Я встал с колен и лег на кровать, и вскоре ответ пришел. Он пришел незаметно, и поначалу мне казалось, что я заблуждаюсь, ибо я слышал его уже много раз до этого. Никаких других ответов не последовало, и я вышел на улицу и пошел. Постепенно я понял более полное его значение, и я вернулся, чтобы сделать эту запись. Я думаю, что больше не нужно ничего добавлять. Я не стал записывать ответ. Он был дан в молчании и в Молчании должен храниться. Это была маленькая волна радости в Великом Бесшумном Море, тихо растворяющаяся подобно другим волнам в шепоте безмолвных голосов, шептавших: «Добро пожаловать, брат». Потом снова все стало тихо и наполнено Покоем. Маленькая волна ушла, чтобы весь мир узнал, когда писалось это послание – все было тихо. Амен.

Какова бы ни было природа этого Просветления, — вероятно, это состояние Дхьяна, — оно оказало значительное влияние на сознание Брата V.I.O., и придало ему необходимую энергию для Работы в этот тяжелый и беспросветный период. Самостоятельно он не мог оценить его значимость в то время. Он жил один в Ванкувере, вдали от Ордена, не получив ни одной весточки от своего Неофита, с тех пор как покинул Англию. Он не получал ничего с января этого года. Несмотря на это, он отправил письмо с сообщением, что достиг некоторых успехов.

К этому времени относится запись под заголовком «Философия V.I.O.», которая имеет ряд сходств с Законом Телемы, о котором он ничего не слышал к тому времени. Там мы читаем следующее:

Человек связан Одним лишь Законом.
Если он нарушает часть его, он никому не вредит, кроме как самому себе.
Когда он живет согласно Ему (Закону), он – Бог.
Когда он не живет согласно Ему, он – Человек
Когда он живет в соответствии с этим, он соответствует Закону.
Претворять в жизнь Закон и жить – это Великая Работа.
Нарушать Закон, постигнув Его, – Грех.
Прилагать все усилия для постижения Закона, значит, исполнять Закон.
Найди Закон и ты Свободен.
Мудрость, Любовь и Сила – Едины. Их Единство есть Закон.
Закон может быть познан нахождением точки, в которой эти три понятия тождественны, это значит познать истинную суть их значений.
Если ты знаешь это – ты знаешь Всё.
Если ты знаешь не это – ты знаешь меньше чем Всё.
Всегда ищи Абсолют, и не довольствуйся Ничем меньшим.

К концу сентября недавние результаты его первого Просветления, казалось бы, обветшали, и есть ощущение, что Брат V.I.O. отчаянно борется за то, чтобы оценить значение случившегося с ним. Как показывают следующие записи, он пребывал в некотором замешательстве, однако, видимо, одна его мысль указывает на то, что он нашел смысл в помощи другим, чтобы и они постигли тот Свет, который так изменил его внутреннее существо.

24 сентября 1910. Отель «Дриада». Виктория, Британская Колумбия.
Сижу и пытаюсь классифицировать результаты, достигнутые ранее (начиная с записи L.V.X.).
Я могу упомянуть, что за этот период я добросовестно прочитал и усвоил следующие работы Кроули: «Тангейзер», «Меч Песни», «Исключенную Середину», «Время», «Берашит», «Наука и Буддизм», «Три Характеристики», и т.д.. В Свете Понимания эти книги приобрели совершенно другой характер, нежели когда я читал их раньше. Так Основная Мысль Liber LXV – ясна. Последние результаты вызывают во мне чувство того, что я дошел до Конца и, в то же время, дошел до Начала.

Это обычный опыт начинающего; достигнув какого бы то ни было результата, он уже думает, что дошел до конца. Но V.I.O. очевидно не попался на эту удочку, ибо далее он продолжает:

Сейчас, если бы я дошел до Конца, я вряд ли бы сидел здесь и писал это. Мое тело и сознание в какой-то степени — те же тело и сознание. Но, как известно, они преходящи, значит ли это, что они продолжают существовать в этом виде или нет? Что тогда делать с Сознанием Существования Того, что превосходит и то, и другое? Сейчас, если бы некоторая часть моего теперешнего Состояния еще не постигла возможности другого и высшего состояния Сознания, был бы я в состоянии той неопределенности, в которой я пребывал до того, как осознание этого произошло? Это осознание в какой-то степени напомнило проблеск Бытия, отличающийся от прежнего не-бытия.

Таков результат его аналитических размышлений, к которым привело его состояние сознания, полное Покоя и Радости, которое, тем не менее, еще было ближе к нулю, нежели к какому-либо градусу. Он не мог найти ничего, с чем можно было бы сравнить это состояние, но он упоминает безграничное преимущество его перед обычным сознанием, и чувствует сильнейшее желание дать другим людям возможность разделить с ним его опыт. Несмотря на это, ему кажется невозможным объяснить это словами. Он отмечает, что должен познать некую определенную Систему как науку, помогающую достичь этого состояния, которое не всегда бывает даже у Неофита А:.А:.. Он интересовался, могут ли Они признать его как вполне знающего, что дало бы ему право распространять Их учение. Он должен, во всяком случае, уменьшать желания Эго как отдельного существа настолько, насколько это возможно, умаляя себя в своих усилиях делать все возможное для других, в соответствии со Светом, которого он достиг.

Он обнаружил, что достичь разрушения Эго не так-то просто с первой попытки. Все-таки он узнал, не из книг, а на собственном опыте, что Цель должна была быть найдена внутри него самого, и чем больше он приближался к Осознанию Ничто, тем ближе подходил к пониманию Чистого Бытия. Это доведение сознания до Нуля стало главной целью его Медитаций; остальные эксперименты, которые он проводил в то время, он рассматривал скорее как необходимые для того, чтобы приготовиться к помощи другим, нежели нужные для собственного развития.

7-го января 1911, он получил № 4 журнала Эквинокс, и увидев фронтиспис Liber Jugorum, он почувствовал явное отвращение к тому, что ему предстоит резать свою руку. Но там было сказано «Страх – неудача и предшественник неудачи»; и это без сомнения было лучшим, что могло сподвигнуть его на то чтобы принять на себя ответственность за выполнение дальнейшей работы и за неделю свыкнуться с ней, после чего уже не возникало никаких проблем в этом отношении. Соответственно в это время он решил убрать из своей речи слово «И». Он детально описал этот эксперимент2 и возможно посчитал его достаточно интересным для других Учеников; итак, я опишу его полностью.

Суббота, 7 января 1911. Ванкувер, Британская Колумбия.
4 часа после полудня. Недавно получил «Эквинокс» и собираюсь поэкспериментировать с Контролем над Речью, исключив из своего обихода слово «И» в течение одной недели. Быть может, Господь Адонай поможет мне. Аминь.

Суббота, 7-е, Полночь.
Хотя постоянно был внимателен с 4 часов, вынужден был однажды наказать себя. Я буду стараться и добьюсь более совершенных результатов завтра. (Я уверен, что не забывал резать руку тотчас же после употребления слова).

Воскресенье, 8-е, 11:30 пополудни.
Сказал запрещенное слово
Дважды перед подъемом – утром.
Один раз – во время разговора.
Трижды во время пения.
Один раз – за чаем.
1 – вечером.
1 – за ужином.
Всего – 9 раз.

Это все же лучше чем прежде. Трижды во время пения получилось пропустить «и» во время разучивания новой музыкальной композиции с хором, в котором я состою; это, право, очень сложно – пропускать слова во время пения. Я обнаружил, что эта практика вынуждает говорить гораздо меньше обычного. Из-за того, что подбираешь нужный союз, часть предложения оказывается недосказанной. Я никогда раньше не замечал – сколько ненужных вещей в нашей речи; сейчас на собственном опыте я знаю, как много всего лучше не говорить вовсе.

Понедельник, 9 января. Готовясь ко сну.
Сегодня первый раз сказал слово за обедом.
1 – 13:30, Обед.
1 – 14:25, на работе.
Очень неосторожно начал предложение, сказав слово дважды в 16:00. Поправил себя. Особенно болезненно порезал себя.
1 – 5:10 после полудня
1 – 5:30 после полудня.
Итого – 6 раз.
Я рад своему продвижению. Я работал и говорил в своей конторе весь вечер вплоть до 10 часов и потом немного разговаривал дома.

Вторник, 10-е января. 12:35 пополудни.
Я чертовски недоволен собой, был очень невнимателен. Этим утром разговаривал с одним человеком в течение примерно семи минут и совсем забыл о концентрации. Как бы то ни было – я все же выработал у себя привычку говорить короткими предложениями; так что я не думаю, что употребил запрещенное слово более двух раз за разговор. Тем не менее, я собираюсь нанести себе особо болезненный порез, дабы впредь быть более внимательным.
1 – выходя из дома утром
2 – во время разговора (см. выше) 12:10 пополудни.
1 – во время обеда. (Хотя я почти не произнес его, все-таки засчитаю).
1 – 7:45 вечера (чувствую, что рука ужасно болит).
1 – 10 :30 вечера (очень быстро говорил с М.)
Пошел спать в 11:10
Итого – 6.

Среда, 11 января, 6:45 вечера.
1 – в 9:50 утра в офисе.
В обед – 1 когда разговаривал со своим братом С.
Еще через час – 1, во время разговора с женой.
С 12 до часу – 1, во время разговора с парикмахером.

Я считаю, что всё описанное выше очень плохо; оправданием этому может служить лишь то, что именно этот час был полон суеты, т.к. я должен был позвонить в офис моего брата, сходить домой, купить что-нибудь к обеду, потом снова вернуться, чтобы поесть, затем побриться — и всё за один час! Очевидно, я так замотался, что несколько потерял контроль. (Запись о времени моего разговора с братом не совсем точна, тем не менее, я ее включил). Думаю, я должен упомянуть здесь, что в субботу вечером, в воскресенье и в понедельник я помнил о своем задании практически всё время; даже ошибки, которые я делал, были обусловлены тем, что я чересчур усердствовал. Вероятно, успешно преодолевая сложные места разговора, я все же был склонен к ошибкам. Вторник и сегодняшний день в этом плане прошли по-другому. Я немного потерял бдительность, но, в конечном счете, выработал у себя некоторую подсознательную осторожность, которая делает разговор легче, но все-таки недостаточно еще утвердилась, чтобы освободить меня от ошибок. На деле я не уверен в том, что я не невнимателен.

1 в 17:20 в офисе.
1 в 20:30 с женой.
1 в 22:00 во время пения.
1 в 22:50 разговаривая с женой.
Итого за день — 9.

Примечание. Я чувствовал ужасное напряжение весь вечер, сильное желание говорить свободно. Пошел на Концерт Smoking в 8:45, но в 10:5 ушел, так как не мог более там оставаться. Мне очень хотелось петь, я начал подпевать и сделал вышеупомянутую ошибку. Я обнаружил, что это крайне сложно — выбрасывать слово из песни, когда поешь с вместе другими.

Четверг, 12 января, 19:35

Сегодня я чувствовал себя лучше и пока гораздо лучше контролирую себя. В 8:58 я записал себе одну ошибку, в это время я не говорил вслух, однако значение этого слова возникло в сознании, и я засчитал его. Я повторил это слово, сказанное моим другом в это же время, т.е. без полутора минут девять. Также я произнес это слово в 18:35, но снова про себя.

Я успешно завершил день, ошибившись всего 2 раза (и то не слышно).

Пятница, 13 января, 18:20

1 — утром в офисе
1 — 14:35 . Все — про себя.
1 — 16:30
1 — 18:10. Вслух

Я с трудом признаю, что лучше считать ошибки, связанные со словами, произносимыми про себя, чем пытаться обманывать себя, избегая порезов.

1 — 19:10 разговаривая с миссис Р. (громко)
1 — 21:00. Офис.
1 — 22:30. С женой.
1 -23:30. С женой.
Итого — 8 за день.

Это был очень плохой день; а я так надеялся на то, что это будет чистый день, без единого пореза; ну не беда, думаю, достигну лучших результатов в следующем эксперименте.

Суббота, 14 января, 18:30

Результаты снова очень скромны.

1 — утром
1 — 13:45 с женой
1 — 15:00 с женой

3

Субботний вечер. 7 — 15 января:

Воскресенье — 9
Понедельник — 6
Вторник — 6
Среда — 9
Четверг — 2
Пятница — 8
Суббота, до 16:00 — 3

Всего за неделю — 58

Так заканчивается первый эксперимент по контролю над речью. Результаты оказались удручающими; но тем, не менее, они доказали мне, как все же необходимо упражняться дальше. Я очень рад, что предпринял это, и попробую еще в ближайшем будущем.

Также следует заметить, что я преодолел желание съеживаться при порезах. Первые порезы были маленькими, около полудюйма длиной, но потом я увеличил их длину почти что до 3 дюймов.

С 21 по 28 января Брат V.I.O. экспериментировал с контролем над телом, запретив себе скрещивать ноги. Наказания такие же, как раньше. Всего за неделю 24 ошибки. 25 февраля он пишет, что достиг в этом эксперименте такого успеха, что на протяжении целой недели он допустил всего лишь одну ошибку и то — во время сна.

Результаты работы Брата V.I.O. были отмечены. Во-первых, порезы на руке во время его первой практики привели к подсознательной осторожности. Во время следующей практики — детали которой я не привожу — он заметил, что хотя целью этой практики был контроль над телом путем не-скрещивания ног и попытка отучить свои ноги от старых привычек, тем не менее, он чувствовал необходимость быть более внимательным и к речи. Это указывает, прежде всего, на то, что он подсознательно уловил невидимую связь между различными аспектами своей работы. Можно сказать, что эти практики привели к кумулятивному эффекту, что делает их еще более ценными в работе по контролю над телом и сознанием.

Но наиболее важно то, что Брат V.I.O. был увлечен, потому эффект от упражнений усиливался, — читаем мы в письме его Неофита — что заставляло его еще больше и правильнее выполнять Мистические Упражнения в определенное время и регулярно, в соответствии с основными инструкциями А:.А:.

С 30 января до 3 апреля 1911 года он вел разграфленный, подобно научному трактату, дневник, и в течение этих трех месяцев не пропустил ни одного дня, описывая выполнение своих заданий.

Нельзя сказать, что его результаты в то время были уж очень выдающимися, однако, учеба настоящего Ученика — это долгая и нудная зубрежка, несгибаемое намерение выполнить работу, несмотря на все препятствия, которые могут возникнуть на пути, и это, поистине, рано или поздно приносит свои плоды. Воля нуждается в тренировке, в успешном выполнении подобной работы, и чем она более неинтересна и утомительна сама по себе, тем успешнее будет ее завершение.

30 января, 1911. Письмо от Брата П.А., его Неофита. Из этого письма он узнал, что произошло много изменений с тех пор, как он уехал из Англии, среди них известие о том, что Брат П.А. порвал связь с Внешним Орденом, но был готов продолжать помогать Брату V.I.O. в его продвижении.

5 февраля. Он предположил, что Брат П.А. сказал ему это с целью испытать его. Надо отметить то, что он (V.I.O.) всё это время работал в одиночку, не получая никаких известий, и с этим он связывал свои неудачи, связанные с выполнением заданий. В этом он был без сомнения прав. Кроме того, каждый Послушник следует определенным инструкциям. Ему же неоткуда было ждать помощи, что означало, что Мастер способствует его лени и слабости.

6 марта 1911. К этому времени, хотя он регулярно делал упражнения, никаких ощутимых результатов не было, и мы находим у него следующую запись: «Я не ищу каких-либо результатов сейчас, и ничего не ожидаю, ибо контроль над «собой» — цель этих упражнений».

Надо заметить, что когда кто-либо работает один, состояние не-ожидания результатов часто посещает его. (Разумеется, это не значит, что нужно пытаться дурачить себя такими вещами, так как невозможно достичь результата, утверждая, что тебе на все наплевать). С ним произошло нечто в таком роде, о чем повествует следующее.

12 марта. Во время лекции по «Парсифалю» я почувствовал свечение внутри, которое пронизывало все мое существо, и я снова стал осознавать Истину моего предыдущего Просветления, осознание которой я утратил тогда.

Эта запись весьма интересна. Просветление приходит, и в этом не может быть никаких сомнений. ЭТО ЕСТЬ. Потом, возможно, жизнь пойдет своим чередом, с тем лишь исключением, что останется воспоминание «Чего-то случившегося»; и потому как это Что-то не с чем сравнить, его невозможно описать и даже сформулировать. Однако, как только наступает новый период развития, индивид может распознавать симптомы приближения к успеху, и новое Просветление прибавляется к прошлому, таким образом, освежая в памяти одновременно удивление и восторг.

15 марта. Я чувствую, что я подобен музыкальному инструменту с сильно натянутыми струнами. Моя Воля бежит по струнам, вызывая слаженные и гармоничные вибрации в моем существе, и Воля, кажется, и впредь будет играть эту неописуемую и вместе с тем полную глубокого восторга мелодию.

28 марта. Как мне описать это, как словами передать хотя бы идею того, что бесформенно? Я все же постараюсь передать малейшую часть того, что занимает мои мысли. Я будто бы ношу в своем лоне дитя. С чего я решил, что у меня есть лоно? Да так оно и есть, та «пустота» внутри, в которую я проецировал свои мысли, из которой они вышли снова «живыми» для достижения великой цели. Неужели не могу я воплотить дитя, которое будет МНОЙ, созданным из высочайших идеалов, квинтэссенцию моих страданий, облагороженных и очищенных, освобожденных от мусора живым огнем? Эта жизнь в Служении должна быть прожита, пока я «безличен» во всем, что я знаю о себе; но в то же время не будет ли моё «дитя» расти во мне из более совершенной материи? И к тому же, в совершенном единстве… Я не могу больше формулировать свои мысли.

Эта запись показывает осознание «формулировки негатива в эго», которая, в конечном итоге, разрушит его. Разве не это написано в Liber LXV «Как кислота разъедает сталь, как рак предельно разрушает тело, таков Я в духе Человека. Я не успокоюсь, пока полностью не разрушу его»?

Воскресенье, 2 апреля. (25-й день рождения Брата V.I.O.) Во время практики я почувствовал особое осознание «центра осознания», который был не «внутри», как обычно, а над головой.

3 апреля. Я колеблюсь между состоянием «наслаждения любым испытанием и положением, потому что это первое, что приходит на ум и, следовательно, простейший вид направленного действия» и «чувством абсолютной душевной муки, вызванной необходимостью существовать во всем». Первое появляется, чтобы дать шанс продолжительного «расширения», пока оно не становится Тем, чем я могу сознательно быть некоторое время, а другое кажется тем, что ведет к уничтожению. Очевидно, увеличение каждого из этих состояний за счет другого и есть растворение. (Кроули 0 Х 00.)

Суббота, 8 апреля. В течение последних трех дней было ощущение приближения «кульминационного момента», которое, как мне кажется, достигло своего апогея в субботу, когда я достиг состояния Просветленности, которое «добавилось к моему первому опыту». Я схватил первый попавшийся клочок бумаги и написал «Посреди всех сложностей и препятствий здесь упомянутых – Воля – она стоит за всем этим. Воля Быть. Воля Быть Ничем – единственное состояние, неподвластное рассудку. Древний Бог возжелал быть чем-то, и появилась Вселенная; Новый Бог желает быть ничем, и становится им?» После написания этого, было состояние блаженства, переживание которого было подхвачено телом. Это было так весело, что кружилось вокруг в безумном танце и было наполнено музыкой. Оно сдерживалось стенами комнаты; но «Я» был Свободен, хотя это было уже неважно. (Это второй опыт наполнения тела ритмом и желания кружиться и танцевать, чтобы как-то найти выход своим эмоциям.)

9 апреля. Этим утром начал читать около 8:30. Иногда на протяжении утра терял представление об «эго», дабы осознать Всё как Себя. (Описал эти два часа.) Мне показалось ужасно трудным выразить хотя бы в малейшей степени идею того, что приходит на ум в этом состоянии, даже если пытаться делать всё возможное для этого. То, что души нет , поразило меня ощущением ужасающей пустоты. То, что я не существую, и никогда не существовал как «Я» , приходит как чудесное понимание, когда длится осознание нереальности «Я». С утратой «эго» приходит осознание того, что вся вселенная вещей и людей есть всего лишь часть определенного Состояния Сознания. Даже если это маленькое тело умирает, Существование продолжает помнить его во всех других частях Вселенной и, следовательно, перемена, называемая Смертью, происходит ежесекундно во множестве атомов, беспрерывно… Получается, что все едино, и, по сути, никаких различий нет… Какова причина того, что мы не видим что-нибудь или кого-нибудь как части Себя, пока один беспристрастно не позволит другому быть лишь частью его воображения? Это значило бы, что крошечная частичка – самость – так наивно лелеемая и оберегаемая, по сути, есть не более чем мельчайшая частичка отражения Всего – того, что действительно является Тобой, но даже это состояние должно привести к чему-либо перед Силой Ничто.

16 апреля, 8:30 утра. Закончил читать Жизнь Будды, затем, улегшись, подготовил себя к Медитации. Дышал ровно и глубоко некоторое время, после чего останавливал все вдохи (?) два–три раза. (Шанмухи Мудра.) Некоторое время спустя я вошел в состояние, которое можно назвать независимостью от желаний. Я мог чувствовать Цель, но желание помочь другим Достичь этого Состояния – делало ее достижение невозможной. После чего я был удивлен тому, что могу заставить всё дышать вне моего тела, чувствую внезапную легкость, как будто я плыву по воздуху. Это было так неожиданно, что заставило меня вернуться мыслями к телу, после чего, как бы я не старался, я так и не смог вернуть то самое, прежнее состояние. Я подсчитал, что пребывал в этом состоянии больше часа, т.к. на часах было уже 12:00, когда я посмотрел на время. На деле это могло быть около двух часов.

Из вышесказанного следует, что медитация оставила в душе Брата V.I.O. чувство «Почти Свершившегося, но не Свершившегося». Он в какой-то степени сосредоточился на Цели Ничто, но упустил то, что надо было слиться с этой Целью. Следующий день прошел в унынии и неудовлетворенности собой. 22 апреля осознание вновь взяло верх, и он пытался использовать это, дабы понять, где он находится, разумеется безуспешно, ибо Разум не в силах постичь то, что находится За Пределами Разума. Я думаю на этом этапе он снова совершил весьма грубую ошибку – он пытался сравнивать свои опыты с описанным в книге John St. John, с тем результатом, что когда, позже он ушел в Уединение (?) John St. John подсознательно во многом влиял на него, хотя он долгое время не мог и не хотел признавать это. В таких вещах человек должен быть Собой, а не пытаться быть кем-либо другим. Его запись, датированная 22 апреля, очень длинна, и я привожу здесь наиболее важную ее часть.

Я полагаю, я могу выражать себя лучше. Перечитывая J. St. J., я понимаю его намного лучше чем, когда я читал его в первый раз, спустя около трех месяцев после его выхода в свет. Тогда это казалось мечтой или далеким будущим; сейчас же я вижу многие описанные здесь вещи частями своего личного опыта, только здесь это описывается лучше, чем у меня. Насколько ценен сейчас опыт, которого я достиг? Почему состояние Единения с Адонаем столь непродолжительно, и можно ли все время хранить живое воспоминание этого Состояния? Читая отчеты J. St. J., я понимаю то, о чем там говорится, и вместе с тем понимаю трудность передачи этого в словах – как и почему? Я не мог понять этого еще год назад, пока не достиг этих состояний, значимость которых мне трудно оценить, когда я нахожусь в обычном состоянии сознания. Это без сомнения То Самое. Но могу ли я быть Уверенным в этом постоянно? Я изучу «Эквинокс», и постараюсь ответить на те вопросы, которые меня беспокоят. Ссылка на страницу 87. «То чего я достиг (снова!), это понимание того, что все сказанное и сделанное – я, я – все мои мысли, ангелы и вместе с тем дьяволы – всего лишь преходящие части меня. Единственное настоящее во мне – Адонай. Насколько это просто! А ведь я не мог понять настолько простую вещь».

Я превосходно понимаю это состояние, но я не Маг, я знаю мало или не знаю ничего о Церемониальной Магии, за исключением того, что мне довелось прочитать; результаты моих работ не сопровождались видением. Те результаты, которых я достиг, были скорее пониманием становления вещи собой, без какого-либо видения ее. Но, тем не менее, далее: идея возвращения обратно с целью помогать другим (см. воскр. 16 апреля) не есть ли лишь форма пограничного состояния, обусловленного страхом перед надвигающимся уничтожением или сумасшествием? Или это потакание моей собственной слабости, потворство «себе», в тот час, когда я находился практически Нигде, был близок к тому, чтобы броситься в Пропасть; вместо чего я вернулся к нормальному состоянию сознания, и теперь пытаюсь заставить себя поверить в то, что я «сдался», я не решился на это «ради других», которых не существует в это время (для меня)? И эти мысли, конечно же, трудно как-то блокировать; надо бы входить в это состояние, пытаясь более четко формулировать цели и задачи. Сейчас сомнение прокралось в мою душу, и я обязан записать его, дабы не показаться нечестным в глазах Брата П.А., или кого-либо другого, кто, возможно, будет читать эту запись. НЕТ. Вышеупомянутая вещь, кажется, имеет параллели, с тем что описано в J. St. J.

Снова на странице 96: «Я должен достичь или …в итоге прийти к J. St. J.» — похоже на состояние, достигнутое 5 сентября 1910 года, когда я закончил задаваться последним «ПОЧЕМУ?» и после того пришел к Покою.

На странице 133 он говорит: «Тонко, просто неощутимо скольжение в Ничто…Я почувствовал внутренний трепет, воспламеняющий меня подобно поцелую…так мне было даровано ощущение нежнейшего Присутствия моего Господа внутри меня на протяжении всего двенадцатого дня. Но Он сокрыл Себя… оставляя чувство неописуемого отдохновения, Покоя и Мира». Да, этот Покой остался со мной, но иногда я не могу связать себя с Ним, ибо мне очень трудно сделать это, уводимому от цели Майей. Далее следует запись Тринадцатого Дня: «Когда я вхожу в Тишину, я хочу остаться в этой Тишине. Аминь». А здесь я озадачен. Или J. St. J. постоянно достигал такого Состояния, в котором глупая ошибка отождествления Себя с телом больше не раздражала его, или нет. Но все же, как это повлияло на V.I.O.? Это, конечно, никак не повлияло3 на Ч.С.Дж. Но что думаю по этому поводу я? Такова, кажется, моя позиция. Пока я в нормальном сознании, я знаю, что я (или не я) когда-либо достигал подобного состояния, я начинаю понимать, что я не есть я. Эта мысль осенила меня сегодня в полдень, и очень обеспокоила меня. Конечно, я, действительно, доволен, несмотря на то, что беспокойство возникло как следствие размышления над теми вещами, которыми я начинаю быть не довольным. На какое-то время я замолчу.

30 апреля три месяца, предписанные ему Неофитом, истекли. Он пишет: «Я чувствую, что хорошо провел их – я достиг более ощутимого контроля над телом и сознанием, но также понял, что мне нужно еще… о х оо. Мир всему сущему. Аминь»

Часть IV

30 апреля, 1911 – 13 октября 1912

Брат V.I.O. позже установил, что за состоянием «Сухости» почти всегда следует успех. В воскресенье, 7-го мая он пишет следующее:

Я не делал записей уже целую неделю. Я чувствую, что теряю контроль и мой дневник, лежащий нетронутым в моем письменном столе, не дает мне покоя подобно ужасному демону. Мысли о нем волнуют меня когда я не делаю записей, но, тем не менее, для того, чтобы взять и открыть его, требуется колоссальное усилие воли, а ежедневное его заполнение кажется чуть ли не сверхчеловеческой задачей. Почему так? Я выполнял упражнения на этой неделе, как обычно, но немного в более раннее время, чем до того, так как мне нужно было быть в офисе в 8:30, а не как обычно в 9:00. Я думаю, Fra P.A. напишет мне. Я чувствую, что он испытывает меня, он пытался подвести меня к этой идее. В сущности, это не имеет значения, но я чувствую себя слабым, и мне хотелось бы получить дружеский толчок и небольшой совет. Я чувствую, что все это на время утекает от меня; но это – может быть – самый сложный элемент той игры, в которую я играю! Конечно, это снова период «сухости». Но я буду продвигаться вперед, несмотря ни на что! Я буду падать, спотыкаться, ползти, но все равно буду пробиваться ради одного поцелуя, даже ради эха Твоего Поцелуя, о, Господь Адонай! О как глубока тоска моя по Тебе, о как я иссох от этой Тоски – по Тебе! Дай мне раствориться в Тебе полностью! Аминь.

Суббота, 10 июня 1911. Сегодня вечером я должен сделать запись в дневнике. Я ДОЛЖЕН. Время пришло. Почему я не делал этого ранее? Потому что я испытывал «сухость» на протяжении всего прошлого месяца и не делал сколько-нибудь значительных попыток преодолеть ее, но мне все же удалось удержать мельчайший атом истинного Знания, с которым я соприкоснулся, и я все еще иду на Восток, несмотря на все трудности материального существования и профанной работы. Я чувствовал постоянную тоску по какому-то «Нечто» или «Ничто», мимолетная вспышка которого осенила меня, и Ждал. Я понимаю, если бы я Работал и ждал, но я ничего не делал. Уже давно не было никаких новостей от Брата П.А., но я снова написал ему в том месяце о том, что хочу сделать что-нибудь, чтобы помочь другим, хотя бы чуть-чуть, и просил его посоветовать мне что-нибудь. Сегодня я получил апрельский номер Эквинокса. Он пришел по почте в Клуб моего брата и пролежал там целый месяц, а я всё это время ждал, когда же он придет. А когда я потерял всякую надежду на получение его, я напал на его след. Он пришел как глоток сладчайшего нектара для жаждущего пилигрима, и я давно не чувствовал себя так чудесно. Заметка о Неофитах и Послушниках успокоила меня относительно молчания Fra P.A.; и подтверждает то, что я предполагал: его задержка с ответом – испытание. Подтверждение обрадовало тем, что как бы долго не длилось это испытание, я все же собрался с духом и продолжил работу, несмотря на то, пишет ли он мне или нет, и размышлял над идеей работы по своей собственной схеме (по своему собственному Пути), без какой-либо помощи или какого-либо подбадривания извне.

Он был также обрадован тем, что нашел много общего между некоторыми его собственными переживаниями (экспериментами) и Liber HHH, о которой он пишет следующее:

М.М.М. 2 «упоминается дыхание кожей и т.д.» Я испытал это и попросил Fra P.A. о последующих инструкциях. Иногда, после глубокого дыхания, я чувствовал себя переполненным восприятием. Я, кажется, понял принцип «вспышки молнии», буду экспериментировать. Мое знание сейчас не более чем вспышка летней молнии, запечатленная на листе. На минуту мне открылась точка света, и я пришел к заключению, что она должна быть доведена до своего зенита. Сияющий конус, я не испытал этого. II. A.A.A. Упоминается идея размышления над собственной смертью. Это произошло со мной, и этот опыт затмил мою первую Иллюминацию; это является подтверждением того, что я на правильном пути. У меня не было сомнения в том, что эти медитации можно пережить гораздо полнее.4 Я часто удивлялся, как я достиг того состояния, которое я сейчас переживаю, и этот номер Эквинокса оживил мою память. В настоящий момент он дает мне инструкцию к достижению, без сомнения, гораздо более совершенных результатов, однако при условии того, если я буду работать с большой буквы.

12 июня 1911. Субботней ночью в постели я попытался «думать в обратном направлении» и успешно справлялся два дня без единой сбивки в первый день и практически без сбивок во второй, за исключением нескольких часов в офисе утром. Когда я проснулся субботним утром и достиг «пустоты», я увидел некоторые ментальные образы и услышал голоса, напоминающие разговор по телефону, не могу сказать, что они были как-то связаны со сном; тогда вдруг я осознал себя лежащим на кровати с мыслями, оставшимися с прошедшей ночи. Вчера я внимательно прочитал статью о Тренировке Ума, также выучил формулу четырех больших медитаций на Любовь, Сожаление, Счастье и Безразличие. Ночью я снова попытался «думать в обратном направлении», однако на сей раз делать это было труднее из-за неподходящих условий. Однако, однажды начав, я продолжил в воскресенье то, что делал в предыдущие два дня; тогда, достигнув кульминации, я попробовал осуществить примерный короткий и неполный пересмотр всей своей жизни, который, несмотря на свою схематичность, оказался все же более полным, чем я предполагал. Я вспомнил вещи, связанные с ранним детством, довольно таки подробно, однако, конечно, не так досконально. Затем произошло нечто, чего я, действительно, не ожидал, и только позднейшие испытания показали – была ли это иллюзия или нет. Изо всех сил стараясь постичь пустоту, стоящую за всем, я ясно почувствовал, что лежу на кровати, а вокруг меня находятся люди, особенно явно ощущалось присутствие пожилого человека в черном бархате и коротких штанах (до колен), однажды я уже чувствовал его присутствие, я решил, что это мой Учитель, склонившийся надо мной. Кроме этой идеи пришли мысли о том, что я довольно-таки юн, страдаю какой-то болезнью вроде чахотки, что моя семья весьма состоятельна, а также видение некоего Загородного Дома. Эти впечатления были очень реальными и довольно неожиданными, я чувствовал страх болезни и чувствовал себя очень юным, когда медитировал лежа; кажется такая имагинация могла бы свести меня в могилу. Как бы то ни было, я упомянул этот опыт, который сильно отличался от всего того, что я переживал доселе.4

8 июля, 1911. Около двух недель назад я получил письмо от Брата Р.А. (5) – ответ на два моих предыдущих письма. Я был рад новостям от него, к тому же он дал мне несколько новых инструкций. Он спрашивал, что я подразумевал, когда претендовал на то, что якобы достиг Самадхи, или что-то очень похожее на то, в августе прошлого года, и через некоторое время после этого начал резать свою руку и т.д. Я пока не ответил на это, но могу сказать следующее:
(1) Я никогда не упоминал о Самадхи, и никогда не претендовал на то, что достиг оного.
(2) Я достиг состояния сознания, которое впоследствии оказало значительное влияние на мою жизнь и на мое мировоззрение, которое, во многом, изменилось благодаря этому.
(3) Язык, которым я описывал это состояние возник спонтанно и совершенно естественно — как средство описания чего-то выходящего из ряда вон и непохожего на что-либо, испытанное мной ранее.
(4) Возможно я использовал язык более высокого уровня, чем тот, на котором я находился, но я не знаю, почему.
(5) Я начал работу по контролю над телом несколько месяцев спустя, после того, как почувствовал то, что в какой-то мере утратил целостность воспоминания об этом состоянии. Скорее даже это было немного больше, чем просто воспоминание, к тому же, когда я увидел фотографию руки человека в «Эквиноксе», я ужаснулся от мысли о том, что должен резать себя, тем не менее, это даже помогло мне удачно выполнить упражнение и преодолеть страх небольшой физической боли. Я сделал так и нисколько не жалею об этом.
5

В этом письме от Брата П.А. дается новая практика и т.д., вместе с некоторым вполне существенным недовольством делом Брата V.I.O., исходя из его текущего состояния. Брата V.I.O. призывают попробовать совершать регулярные упражнения несколько иного порядка в течение 32 ней, после чего, он (V.I.O), кажется, очень мало писал вплоть до 25 марта следующего (т.е. 1912) года.

Тогда он экспериментировал с секцией SSS Liber HHH, из V тома Эквинокса, и достиг автоматического состояния оцепенения. Он пишет: «(1) Мозг наполнился электрическим флюидом Праны, то есть, все лицо и руки будто бы были присоединены к электрической батарее, при этом разум был ясным, но пустым. (2) Не получалось расшевелить позвоночник от «йони»; но, после нескольких попыток, точка к низу от спины была оживлена, потом то же самое было под ребрами, затем – грудь и затылок. Поток стал очень сильным и почти невыносимым. Все тело стало совершенно и непроизвольно оцепеневшим. Было ощущение, что руки, закрученные внутренней силой, неровны и уродливы (я рассматриваю это, как второстепенный вопрос). Ступни также были наполнены жизнью и т.д.». До этого у него был опыт взаимодействия с Потоками Праны, в частности в 1910, но эти переживания не были такими полными и целостными как это. Он описал это и написал о своем прогрессе Брату П.А.

В июле он получил письмо от Брата П.А., в котором говорилось о том, что он уже достиг того уровня, когда может попытаться провести Операцию Вызывания Адоная,6 для выполнения которой потребуется шестинедельная работа, последние 12 дней которой должны проходить в полном Уединении. Сначала он посчитал это невозможным из-за (1) Семейных дел, (2) Офисной работы, (3) Отсутствия денег. Однако он все же решил продолжить работу, несмотря на мешающие внешние обстоятельства, и должным образом начал в полночь 31 августа. С этого времени до 18 сентября он был занят Подготовительной работой, с полночи 18 сентября и до 30 сентября был занят Секцией Очищения. С 1 по 12 октября – Полное Уединение. 12 октября – Инвокация Святого Ангела-Хранителя. Все это подразумевало огромную работу и огромные трудности, однако – и много нового опыта, хотя, в целом, опыт все же не удался, хотя это был всего лишь Шаг на Пути. Во время этого уединения он изготовил Жезл, как Символ, не его воли, но Воли Адоная в нем. Едва ли можно сказать, что его уединение не принесло никаких результатов, хотя конечно оно не принесло того самого Желаемого Результата. Тем временем человек сделал 671 запись в своем дневнике (за те самые шесть недель) и каждая из этих записей была по существу и к тому же очень важна с практической точки зрения – как достичь измененного состояния сознания. (Интересно, что по случайному стечению обстоятельств, 671 – числовое значение имени Адонай, записанного полностью, так как оно произносится, что отражает центральную идею Инвокации.) Мы не будем вдаваться в подробности тех практик, которые он осуществлял в это время, однако для полноты описания, мы приведем здесь несколько фрагментов, записанных в последние несколько дней Уединения.6

9 октября, 21:06 (Это был 9-й день секции «С» и 39-й день всей Операции).

«Состояние» становится все более и более невыразимым, и я на самом деле не знаю, что делать. Я бы сказал, что чувствую себя вполне «нормально», но, тем не менее, чувствую едва заметное изменение. Оно характеризуется тем, что я чувствую полное отсутствие страха, беспокойства, отвращения, радости, печали и других старых состояний, это что-то вроде спокойного созерцания без малейшего желания критиковать что-либо. Я бы назвал это состоянием уравновешенности. Думаю, я достиг его. Это – пустое святилище, ждущее Бога, который будет присутствовать в нем.

22:00. Я пережил другое необычное состояние прямо сейчас. Закрыв глаза на несколько мгновений (концентрируясь), я подумал, что могу попробовать «продумать» несколько мгновений назад, но я почувствовал, что мыслей в голове нет, даже о том, что было совсем недавно. Всё было «необычным здесь и сейчас» и от этого состояния невозможно было отделаться. Концентрация была сильной как магнит и стала автоматической. Снова, попробовав прокрутить события назад, я проникся идеей, что они – не энное количество различных событий, но «Единое состояние сознания». Я был вынужден перечитать свой дневник, чтобы восстановить прошедшие события по порядку и по отдельности сейчас.

Думаю, в конце 10-го дня Секции «С» и в начале 11-го, наступила кульминация всей Операции, так как далее он пишет:

11 октября, 12:30. Начался этот день, я стоял на коленях перед алтарем от того момента, когда часы пробили полночь до 12:28 ночи. В течение этого времени Господь Адонай начал проявлять себя внутри меня, все мое существо взорвалось неописуемым блаженством. И все мое тело было наполнено восторгом Его присутствия, пока с моих уст не слетело восклицание: «Мой Господь и Мой Бог». У меня нет слов, чтобы описать Тебя, мой Возлюбленный, я все еще трепещу от радости Твоего присутствия, но я чувствую, что это – только начало размышлений о Тебе! О, Боже, раскрой меня совершенно, возведи меня выше этого Восторга! Позволь мне совершенно раствориться в Твоем существе! Аминь.

Однако, в ДЕНЬ 12-го октября, когда он собирался осуществить Инвокацию (подготовленный и просветленный за время уединения), ожидая возможного достижения результата, он пишет следующее:

Ровно в 18:50 я вошел в Храм, зажег благовоние и надел мантию. Все было по порядку, я преклонил колени в молитве и в 19:00 я поднялся и исполнил Изгоняющий Ритуал Пентаграммы, затем, взяв ритуальную чашу в левую руку и правой поднимая жезл, я медленно и ясно продекламировал Клятву и Инвокацию. Затем я запечатал некий Знак жезлом. И Слово, которое пришло ко мне было… Преклонив колени, я чувствовал спокойствие, и ждал… После, я понял, что нужно погасить свет, оставив только лампаду на оливковом масле, и лег на специально приготовленное место, и ждал… было темно и тихо, было чувство абсолютного спокойствия и контроля, и я ждал.

Но ничего не произошло. Затем, что-то мне подсказывало, что нужно встать снова преклонить колени у алтаря, я еще подождал и снова поднялся и стоял у алтаря, чувствуя, что «я есть тот, кто я есть»; но эта мысль не была такой уж радостной, и еще, я знал, что сделал всё до мельчайшего нюанса, всё, что я мог и что я знал… И меня осенило, что я что-то упустил, где и как, я не знал.

Я был ослеплен отнюдь не иллюзорным успехом, я преодолел страх неудачи, и сейчас, пусть даже как уставший воин, я вернусь в мир – и буду БОРОТЬСЯ.

Следующий день. Хаос. Рассудок немного неадекватен, чтобы разрешить проблему. Вот точный пассаж из Иезекииля.

«Сын человеческий! Вот, я возьму у тебя язвою утеху очей твоих; но ты не сетуй и не плачь, и слезы да не выступают у тебя. Вздыхай в безмолвии, плача по умерших не совершай; но обвязывай себя повязкою и обувай ноги твои в обувь твою, и бороды не закрывай и хлеба от чужих не ешь. И после того, как говорил я поутру слово к народу, вечером умерла жена моя, и на другой день я сделал так, как повелено было мне. И сказал мне народ: не скажешь ли нам, какое для нас значение в том, что ты делаешь? И сказал я им: ко мне было слово Господне: Скажи дому Израилеву: так говорит Господь Бог…И будет для вас Иезекииль знамением: всё, что он делал, и вы будете делать; и когда это сбудется, узнаете, что Я – Господь Бог. А что до тебя, сын человеческий, то в тот день, когда Я возьму у них украшение славы их, утеху очей их и отраду души их…В тот день… откроются уста твои… и ты будешь говорить… и будешь знамением для них, и узнают, что Я – Господь.» (Иез.16 – 27, цит. по Синодальному переводу – прим. перев.) Аминь.

Последняя запись: ИСТИНА всегда должна быть Одна. Чего бы я не ожидал, я не нашел этого. Но почему я печалюсь, потому что разоблачил некоторые свои иллюзии? Я держался за истину, и Истина остается, потому что Истина Всегда Одна, да, Истина Всегда Одна. Аминь.

Часть 5

1 января 1913 – 3 декабря 1913

А сейчас мы перейдем к дневнику Брата V.I.O. за 1913 год e.v. Я не нашел записей за период между 13 октября 1912 года, когда он завершил Уединение, и 2 марта 1913 года, когда он снова начал регулярно описывать свою работу. В этот же день он пишет:

За последние несколько дней произошли очень важные события. Сначала я должен упомянуть, что со времени уединения не получал ничего от Брата П.А., кроме разве что почтовой открытки, уведомляющей о том, что он получил мое письмо. Далее… я получил письмо, датированное в Лондоне 10 января, от Главы А:.А:., в котором он спрашивал меня о результатах моей работы за время моего Послушничества. Я ответил 26 января и был удивлен и обрадован 26 февраля тем, что получил ответ, допускающий меня до принятия степени Неофита и, вместе с ним, все необходимые документы. Я, в свою очередь, ответил на него 28 февраля.

Это письмо от Канцлера А:.А:., допускающее Брата V.I.O. до степени Неофита, содержало следующий пассаж, который необходимо упомянуть в свете последующих событий: «Мы желаем, чтобы наше Сообщество стало Сообществом Служителей Человечества. Придет время, когда Вы обретете опыт постижения 14-го Этира. Вы станете Мастером Храма. Этот опыт должен следовать за опытом 13-го Этира, в котором Мастер целиком отбрасывает все идеи личных достижений и посвящает себя исключительно заботе о других».

1913 год, во многом, был очень важным для Брата V.I.O.. Взять хотя бы то, что он был вынужден остаться один и полагаться только на себя и на свои суждения о правильности выбранного курса — в особенности это касалось таких вещей как управление своей жизнью и решение семейных трудностей как оккультных проблем. До сих пор, как упоминалось ранее, он был ведом человеком, которого он рассматривал как своего Неофита, которому он доверял свои величайшие тайны. А сейчас он оказался в одной из труднейших ситуаций, с которой ему надо было справиться самостоятельно, т.е.:
он должен был либо продолжать возлагать надежды на этого человека, либо пройти курс тренировок, запланированный во Внешнем Ордене А. А.. Он должен был либо отказаться от градуса Неофита, пожалованного ему, и тем самым порвать отношения с Внешним Орденом, либо прекратить совместную работу с Братом П.А.. Причины этого не могут быть здесь изложены полностью, да и вряд ли они будут представлять особый интерес для наших читателей. Достаточно сказать, что Брат V.I.O. пообещал себе работать по определенной системе на протяжении шести месяцев, а эта система была дана ему Братом П.А. Затем ему стали достаточно ясны его задачи, так что он практически прекратил получать наставления как от своего прежнего Неофита так и от нового назначенного Ревнителя. По окончании периода напряженной и плодотворной работы, с которой он был связан клятвой, данной им самому себе, Те, кто контролировал и направлял его жизнь, открыли ему путь, и он понял, что готов к принятию инструкции А.А., перейдя под непосредственный контроль Брата О.М.. Это событие никоим образом не касалось Брата П.А., которого он продолжал любить и уважать; а обстоятельства, приведшие к этой перемене, никак не были связаны с какой-либо ролью в них Брата V.I.O., тем более учитывая сложности, связанные с его изоляцией в Канаде. Упомянув перемену в его оккультных делах, скажем о том, как изменилось его положение в материальном мире. Продолжая свою обычную работу в офисе, лучшую часть этого года он жил в маленькой брезентовой палатке на берегу моря, так что ему нужно было проходить несколько миль пешком, ближе, чем обычно, соприкасаясь с природой; его семья стала именовать его «маленький странник», и это наложило отпечаток на все его повседневные дела, становясь ключом к решению казалось бы тупиковых проблем.

В период со 2-го марта по 4-е сентября, когда он мог бы сказать, что продолжал работать в одиночку, его записи рассказывают нам о 340 медитативных практиках, проводимых главным образом в Асане, известной под названием «Дракон». Некоторые из них проводились в течение нескольких минут, а выполнение некоторых иногда превышало час, большинство же из них были относительно короткими, в среднем по двадцать минут.

Далее идет пропуск, однако Брат V.I.O. работает практически каждый день утром и вечером, при этом не делает ни одной записи вплоть до 9 ноября, и затем до 31 декабря описывает более восьмидесяти проработанных практик.

Нет необходимости подробно рассматривать эту работу, важную для него в тот период, но, прочитав ее, Брат О.М. тут же ответил, оценив ее в своем комментарии как представляющую собой огромную помощь и значение для Брата V.I.O.. Я привожу эти пассажи в той мере, в которой они будут представлять наибольший интерес и пользу для других студентов. Комментарии Брата О.М. следуют за записями в скобках.

2 марта, 1913. После уединения чувствую рвение к служению, даже думаю о принятии нового Девиза – «устремляюсь к служению», однако не могу подобрать латинский эквивалент.

(Могло бы подойти “Volo Servare”. Однако, на мой взгляд – «я хочу помогать» куда более уместно, нежели «служить» – О.М.)

22 марта. Сожалею, что не сделал упражнение утром по причине слабости.

(Обнаружил слабость – удвой нагрузку, если это так тебя убивает. Точно поможет! – О.М.)

25 марта. Асана Дракон. Мантра A. M. P. H. («Аум Мани Падме Хум» — прим. перев.) с 9:39 до 10:34 = 55 минут. Сбивки: примерно 14 – 18, в большинстве своем совершенно незначительные. Без пауз. Результат: Дхарана, чувство отвердевания кожи и движений. Большую часть упражнения был свободен от личности, но осознал это лишь во время «сбивки», приведшей меня в чувство. Мозг воспроизводил мантру автоматически. Просветление в голове после некоторого времени. Ближе к концу видел некоторые образы моря и еще что-то (очень слабо). Время и пространство исчезли и не существовали на протяжении почти что всей практики. Хорошо.

(Начало хорошее – конец плохой. – О.М.)

30 марта, 5:15 – 5:46 = 31 мин. Насчитал семь сбивок, затем сконцентрировался и потерял счет. Препятствия: (1) Английская булавка, падающая на пол, сильно побеспокоила меня.( 2) Р. позвала.

Результаты: Дыхание через кожу и «свет», поднимающийся над ней. Начал концентрироваться на позвоночнике. Ближе к концу начал, кажется, автоматически пропевать какие-то бессмысленные слова. Заметил, перед тем как это началось, что это приводит к некоторому роду экстаза. Был вынужден остановиться, так как Руби позвала к чаю.

(Ладно уж, только идеальная женщина превосходит любых Руби и не зовет святых к чаю – О.М.)

4 апреля. Контроль тела. Находясь в офисе, держал левый локоть в стороне 3 часа. Решил проверить, насколько это легко мне дается, и заметил, что не испытываю трудностей с запоминанием.

(Хорошо: пытайся немного усложнять задания – О.М.)

6 апреля. 21:20 – 22:00. Дракон. Пожалуй, это – лучшая из последних медитаций. Вскоре почувствовал, как Прана наполняет тело. Ощутил, как в черноту Понимания просачивается Мудрость. Мозг становится светлым. Тело неподвижно. Напряжение стянулось, и сила сосредоточилась на переносице. Сконцентрировался на Аджне. Личность исчезла. Попытался спроецировать сознание вверх. Однако был побеспокоен Р., которая находилась рядом со мной в постели. Я не сразу осознал, где нахожусь и начал осознавать свое тело, чтобы вернуться к нормальному состоянию.

(Это большая помеха, когда кто-то есть в комнате – О.М.)

Apr. 8, 9:25 to 10:11 P.M.=46 Mins. Dragon. The mind and seer alone remain. Turning back on the seer there seem intervals of blank. This is accompanied with no illumination or joy, and one almost wonders why one has gone so far to obtain this. Probably desire not entirely obliterated. Some disinclination to leave the state.
8 апреля. 21:25 – 22:11 = 46 мин. Дракон. Остаются только сознание и видящий. Вернулся к видению, где были интервалы пустоты. Это не сопровождалось просветлением или радостью, и одно удивляло, как далеко нужно было зайти, чтобы осознать это. Наверное, желание невозможно стереть полностью. Не очень-то хотелось покидать это состояние.

(Это звучит лучше – О.М.)

13 апреля. 23:21 – 23:36. Дракон. Настоящее блаженство, появившееся после размышления о том, что я был подобен маленькому ребенку Великого Отца. Радость. Радость. (Да: слишком эмоционален! – О.М.)

19 апреля. 7:07 – 7:20. Ничего определенного. Некий вид радости от этих практик, которые умопостигаемы, но в большинстве своем неописуемы.

(Это плохо. Ты хорошо занимаешься, и очень трудолюбив; но твоя точка зрения неправильна во всем. Мне кажется, что определенная степень сентиментальности сводит на нет твою научную позицию. – О.М.)

20 апреля. 14:40 – 15:10. Вышел из дома около 14:15, взбирался на гору, пока не нашел укромное место; там я преклонил колени и начал делать дыхательное упражнение. Почувствовал движение Праны по всему телу. Вызвал Адоная и попытался добиться единения с Ним. Яркий Белый свет наполнил сферу сознания. Поднялся как Адонай, исполнив Ритуал Пентаграммы, затем молился громко и плавно, пытаясь слить сознание со всей Природой. Снова преклонил колени для Медитации, когда же поднялся, то был полон сил и чувствовал Божественное Присутствие.

(Это – отлично для начинающего. Но помни – все эти божественные иллюминации – только Начало. – О.М.)

Замечание: я испытываю все большие трудности с запоминанием подробностей этих практик на следующий день. Концентрация была хорошая. В данном случае, к концу практики я уже не помнил, когда ее начал, хотя уверен, что сделал все правильно. Некоторое время спустя я задумался об этом провале в памяти. Это результат, или же ошибка?

(Это хороший знак, как правило. – О.М.)

9 мая, 22:21 – 22:43. Дракон. Астральное путешествие без какой-либо конкретной цели. Не могу идентифицироваться с образом, как следует. Кажется, вижу образ, в то время как действую в нем.

(Это не так плохо, как кажется на первый взгляд. Не волнуйся, ведь Образ подтверждается. – О.М.)

(Это, к тому же, определенно полезная информация, и если бы Брат V.I.O. воспринял ее вовремя, он смог бы осуществить куда больше Астральных путешествий. Эта неуверенность на первых порах мешает многим Студентам, которые в противном случае могли бы путешествовать в Астрале гораздо успешнее. – Ed.)

21 мая, 20:45 – 21:34 = 49 мин. Заткнув уши пальцами, первые 25 минут пробыл в Драконе. Затем лежал на спине на ровной поверхности. Судорога в левой ступне при смене позиции. Когда же громкие звуки исчезли, начал сосредотачиваться на звенящем звуке в левом ухе. Разум успокоился, и я услышал звук серебряного колокольчика, очень чистый и приятный, звенящий определенное число раз. Это стихло в левом ухе. Затем я услышал некий металлический стук (я бы назвал это так), он был едва слышен в моем правом ухе. Сознание, должно быть, хорошо сконцентрировалось, так как время пролетело быстро.

(Скорее правильно. – О.М.)

July 7. Note. This afternoon, while reclining in an easy chair, nearly fell asleep; instead, however, I concentrated for some while. On being asked by R. to go and do some little thing for her, I put hands over eyes before rising, and saw a light so peculiar that it is worth mentioning. It had the appearance of being three distinct things at once. Dead black, a beautiful night-sky-blue, but at the same time the very essence of it was brilliant light. Quite indescribable in words.
7 июня. Запись. Сегодня в полдень, облокотившись в кресле, уснул; хотя, при этом ненадолго сконцентрировался. Когда же меня позвала Р., чтобы я сделал для нее что-то, я коснулся глаз, и перед тем как полностью выйти из дремы, и увидел свет, настолько необычный, что просто невозможно описать. Такое впечатление, что три отличных друг от друга вещи были слиты воедино. Беспросветная чернота и прекрасная синева вечернего неба, и в то же время соединение их порождало ярчайший свет. Это невозможно описать словами.

(Кажется, отлично. – О.М.)

(Следует отметить, что Брат V.I.O. преисполнился созерцанием Стелы Откровения, дополнил ее Пантаклем Нюит, извлек аналогичную сигилу, в течение того же дня. Этот необычный свет – суть до боли явная характеристика Стелы. – О.М.)


    1. чересчур самонадеянно для Неофита устанавливать правила; так как, (а) он не может точно знать, что нужно его Послушнику, не имея записей, необходимых для того, чтобы направлять его; (б) задача Послушника состоит в том, чтобы исследовать свою собственную природу, а не следовать каким бы то ни было предписаниям. Третье замечание состоит в том, что не стоит налагать на Послушника строгих ограничений, от которых слабая личность будет втайне увиливать в течение года и затем станет Неофитом к стыду Ордена. Однако это замечание чисто теоретическое; ибо за Инициацией ведет надзор Третий Орден, не пропускающий ни одной ошибки. – О.М.
    2. Заметим вниманию читателей, что в этих сокращенных записках описаны лишь несколько из множества практик.. Данная запись особенно важна, потому что легкомысленный читатель может предположить, что V.I.O. проделал большую работу, затратив на нее мало времени и сил. Напротив, он – самый трудолюбивый из всех Братьев, и он, действительно, добился небывалых успехов. – О.М.
    3. Он закончил свою недавнюю работу и вернулся в мир, согласно Liber VII, II: 51—53, даруя себе Благословение, которое он заслужил – О.М.
    4. Проследите, как отзывается малейшее попустительство в ведении Записей. Дневник – это и карта, и регистрационный журнал для отважных Капитанов в этом Чудесном Плавании!
    5. Брат П.А. не был Неофитом, но был уполномочен контролировать работу других послушников. Очевидно, что это было нарушением устава Ордена, результатом чего и стало это смехотворное письмо. Брат П.А., очевидно, ждал, что доведет таки кого-либо до Самадхи, дабы с чистой совестью можно было бы отдохнуть.
      Этот инцидент должен служить предостережением всем, кто, взяв на себя ответственность руководства, и, несмотря на это, стал заниматься такой самодеятельностью в отношении строгих правил Ордена, обманывая себя кажущейся целесообразностью таких действий.
      Самоуверенность Брата П.А. в старании натренировать Брата V.I.0, его неоправданные высокие требования, в итоге, привели к тому, что он был исключен из Ордена, оставив после себя лишь воспоминания об этом скандальном случае, в котором он был похож на маленького мальчика, поймавшего тарпона вместо сомика.
      Следуя ли правилам Ордена, преследуя ли свои личные цели, он отправил записи Брата V.I.0 вышестоящим, которые могли бы адекватно оценить и истолковать это, и перед нами предстал пример чудовищной самоуверенности и безрассудства, что, конечно же, мы учли в будущем, и заодно слегка оживили наше повествование этим забавным эпизодом. – О.М.
    6. Ни один человек не имеет право так неуважительно указывать другому, как и когда ему начинать или не начинать осуществление этой сложной и важной Операции. Влиять на отношения человека с его Святым Ангелом-Хранителем – недопустимое нахальство! – О.М.

18 июня. 22:34 – 22:53 = 19 минут. Из них 14 минут – Пранаяма 10, 20, 20. Ритмично и легко. 5 минут – Медитация. Сознание стало ясным и спокойным. Наверно это говорит о некотором прогрессе, но все же порой я чувствую какое-то бессилие, мешающее выполнять упражнения в должной мере. По правде говоря, я все больше и больше чувствую истинную суть. Если возникает небольшое беспокойство, автоматически я поворачиваюсь к Тому, что способно растворить в себе это тотчас же, восстановив тем самым равновесие. Это и есть то НИЧТО, с которым я так близко соприкоснулся во время медитации, и Оно вечно присутствующее – я постоянно вспоминаю это. Я верю в то, что это и есть истинный Философский Камень, превращающий все в золото. Я называю его Адонай, ибо это лучшее имя из всех. Часто сознание само перетекает в это состояние без какой бы то ни было причины или повода.

(Да: Это говорит о том, что следует больше времени уделять Работе. Но Прогресс действительно есть. Хотя мне не нравятся самодовольные чувства, скажу так – ничто не заменяет усердной работы. Кое-кто, кого я знаю (или не знаю), пашет куда более реально: 24 Магические церемонии в полном облачении в первые недели 1914 года, а также по 2 часа на записи в дневник по утрам. И для полного счастья дважды простудившись и заболев бронхитом! – О.М.)

9 июля, 7:20 – 7:24, Дракон. Весьма плохо. Пытался проводить практику на улице, под дождем, т.к. мне не хватало места в палатке. Заметка: человек с женой, ребенком и вещами необходимыми для жизни – в палатке 12’x10’ в дождливую погоду – это действительно рекорд.

(Я был одним из пяти крупных мужчин в палатке 7’6×6 в бурю на леднике. Но ты выиграл. – О.М.)

8 августа. Заметка. Я начал чувствовать, что жизнь наполняется вновь. Несколько страниц из Эдварда Карпентера были подобны живительной влаге, сподвигнув меня к выполнению великого делания. Я чувствую скрытую Радость в этот вечер. Неописуемая внутренняя радость, которая преображает всё и освобождает душу от ее оков. Все кажется таким хорошим сегодня – эта простая жизнь, палатка у моря, ночной воздух, чувство приятной усталости после рабочего дня, двое дорогих мне людей рядом, те дорогие мне люди, которые сейчас далеко от меня, и присутствие Адоная внутри и вовне. Разве не прекрасно жить ради этого?!!

(Это ужасно! Ты не должен путать просто «хорошее настроение» с мистическим состоянием! – О.М.)

9 августа, 21:59 – 22:26. Во время этой медитации пришло явное магическое понимание и в соответствии с ним стало легко интерпретировать любой внешний объект как символ Работы.

(Уже лучше. – О.М.)

18 августа, 23:07 – 23:13. Даже 6 минут стали для меня сложностью. Когда же снова подъем сил?

(Солнце и Луна продолжают светить, несмотря на относительные спады их сил. – О.М.)

19 августа. Чуть более радостно. (Другая радость. – О.М.)

25 августа, 13:33 – 22:55. Сменил Асану лишь однажды за все время практики и обнаружил, что могу передвигать всё тело, не напрягая при этом какую-либо конкретную его часть, таким образом, все его части остаются в спокойном состоянии. (Хорошо. – О.М.)

26 августа. Тихий вечер дома, чему я очень рад. Кажется, что я так мало сделал записей в дневнике, столь многое не рассказал. Так иногда хочется описать все вещи и выразить все мысли, а в итоге получается какая-то банальность. Я думаю сейчас о том, что впредь буду стараться более, чем обычно. Все это время я еле тащился, направляя свое сознание на действия, соответствующие моему устремлению. День за днем я продолжал, пока этот стиль жизни не стал почти что привычным. Мои медитации и практики уменьшались, пока не стали совсем короткими, но при этом, основная идея не утратила свое значение для меня. Я чувствую куда больше причин каждого своего действия, при этом любая конкретная цель кажется мне эфемерной. Я знаю так же и могу себе признаться в том, что у меня немало проблем сейчас, и что они никуда не денутся в будущем, но я усвоил одно, что в любом случае нужно просто действовать без лишних колебаний или отчаяния. Я вовсе не имею в виду, что достиг какого-либо явного прогресса, но я вижу знаки, указывающие на то, что все так и должно быть; возможно, я стал более точным и перестал упоминать очевидные изменения. Этим летом природа предстала предо мною яркой и красивой. Я стал любить Ее намного сильнее, чем обычно. Но потом я снова немного подчинил Ее себе; я стал лучше плавать, лазать по горам, ходить пешком и так далее, благодаря ежедневной практике. У меня появились новые друзья, я многому научился от них и в свою очередь многому научил их. И все это благодаря постоянным ограничениям в быту, проживанию в тонкой палатке и частым лишениям. Сила отступить и повернуться к той части себя, которую можно назвать Покоем, свобода от борьбы – осталась во мне. Умение подниматься над своими мыслями и действиями и оставаться на некоторое время в совершенном покое – очень редко отвлекаясь на внешние раздражители – это действительно что-то. Я бы упомянул еще одну важную вещь. Я чувствую интенсивное стремление к большей Любви, что-то вроде неудовлетворяемой потребности обнимать людей, особенно женщин, и иногда некоторые природные вещи (это я говорю без какого бы то ни было сарказма), как например – землю, траву и т.д. Я не думаю, что мне не хватает любви других людей, мне скорее, не хватает свободы любить без границ и без препятствий; но мне кажется так же, что меня что-то удерживает — невидимая, бесформенная, но великая сила, и я в тоске будто бы открываю объятия, но мое стремление остается неудовлетворенным; и я разворачиваюсь внутрь и направляюсь к бесформенному видению Адоная внутри. Может быть, когда-нибудь возгорится искра, и пламя заполнит внутреннюю пустоту… Но что потом?

(Действительно, звучит очень хорошо. – О.М.)

27 августа. На протяжении долгого времени ощущал совершеннейший покой.

1 сентября. Это последний день шести месяцев.

9 ноября. Около двух месяцев прошло, с тех пор, как я сделал последнюю запись. Я запишу несколько событий, которые запомнились мне за это время. Выполнял небольшие практики утром и вечером почти каждый день. Уделял достаточно много времени инструктированию интересующихся людей по оккультным вопросам.

С. и Л. очень заинтересовались Обучением, а В. даже написал запрос о Послушничестве.

Наконец, получил письмо от Брата П.А. и ответил на него.

26 ноября. 23:40 – 23:55. Медитация на Любовь. Начал с выражения Любви шести направлениям пространства (См. «Тренировка сознания», Эквинокс, т.5). Идентифицировал себя исключительно с идеей Любви. Это поистине является росой, растворяющей мысли.

(Опасно, во всяком случае, для начинающего. Часто это означает едва ли больше, чем сентиментальная доброжелательность хорошо пообедавшего человека. Наполни себя Любовью, и ее течение будет соответствующим. – О.М.)

27 ноября. Получил письмо от главы А:.А:.. Что меня весьма обрадовало. Оно как раз проливало свет на проблему, долго занимавшую меня. Проблема касалась астральных путешествий, упоминаемых мной ранее.

(Это придало Брату V.I.O. больше уверенности, и далее мы видим, что он уже экспериментирует в этом направлении. – Ed.)

27 ноября. 23:6 – 23:28. Астральное путешествие. Восхождение на планы. Попробую описать этот опыт как можно детальнее, так как это было не похоже на мои предыдущие эксперименты. После молитвы сформировал астральное тело вокруг физического и начал подниматься. Попытался взойти по Срединному Столпу. Темно-синий, переходящий в фиолетовый. Наконец, осознал, что астральное тело находится на некоей открытой Храмовой Площади, с четырьмя колоннами по углам, открытыми частями и высоким куполообразным сводом. В центре площади находился круглый бассейн с водой. Кто-то сказал (о воде): «Это – Твоя Сущность» (или – «твое сознание»). Некоторое время ничего не мог рассмотреть. Вдруг в центре пруда появилась звезда, четко отражаясь от центра свода. Посмотрев вверх, я не увидел этой звезды с того места, на котором стоял, а стоял я на ступенях перед Храмом. Кто-то сказал: «Войди в воду». Я вошел, уровень воды достигал шеи. Я взглянул наверх и смог явно разглядеть звезду. Кто-то сказал: «Ты должен взойти наверх через свод к этой звезде». Я так и сделал и обнаружил, что был без одежды. Прошло немного времени, пока я приблизился к звезде, затем я пролетел три круга вокруг нее и загорелся. А потом я осознал, что тело было полностью охвачено огнем. В виде огня я поднялся в воздух. Я смутно осознал, что огонь был в самом сердце увеличивающегося тела. Я все еще старался подняться, но меня охватила тьма. Я вернулся в тело и разделся. Поблагодарил и записал все это в дневник.

(Это очень хорошо, но лишь для начала. Это нужно повторить и продолжать увеличивать с постоянной настойчивостью. Затраченное время говорит о том, что ошибок в этом опыте было больше, чем указано в тексте. Хорошее «восхождение» должно занимать как минимум час. – О.М.)

28 ноября. 23:5 – 23:27. Астральное путешествие.

Нарисовал жезлом трижды перед собой круг и сформировал астральное тело в нем. Поднялся на большую высоту. Вдруг мне показалось, что вокруг меня промелькнуло что-то вроде веревки, которая, как я заметил позже, продолжала вращаться в виде бесконечно расширяющейся спирали, на вершине которой сидел я. Я встал, чтобы упасть вниз, вниз, вниз… я летел не всегда вертикально… наконец я упал в воду. Вынырнув и рванув вперед я через некоторое время увидел лодку – что-то наподобие гондолы – и поплыл к ней. Лодкой управлял темнокожий мужчина, старый и морщинистый, поначалу мне показалось, что похож он скорее на индийца. Когда же я достиг лодки и взялся руками за ее борт, мне показалось, что он сейчас ударит меня веслом, но нет – он усмехнулся и позволил мне забраться в лодку и расположиться на ее носу, который был достаточно высок, и там было что-то вроде небольшого навеса. Вдруг меня осенило, что человек этот был не живой, это был мертвец! Смерть… Затем мы поплыли в тумане, и какое-то время было не видно ни зги. Я вспоминаю, что и лодка, и гребец, и я сам – будто бы потерялись. Когда туман рассеялся, старик исчез, и я осознал, что сам я сижу на веслах. Выплывая из тумана, я заметил, что вода синяя, а не черная, и сделал вывод, что светает. Потом я увидел Рассвет и стал грести к востоку, подставляя лицо восходящему Солнцу. Это было похоже на Врата; но Солнце поднималось все выше и выше над горизонтом, пока, наконец, не воссияло высоко в небесах, и тогда предо мною открылся великолепный Город. Купола, минареты и т.д. Подплывая к нему, я впервые обратил внимание, что моя кожа темна, и я одет в одну лишь набедренную повязку. Когда я причалил к берегу, меня обступили люди в восточных костюмах, арабы или турки, подумал я. Один старик взял меня за руку, я начертил над ним Пентаграмму, но он улыбнулся и сказал: «Пойдем, все в порядке!» и повел меня по улице, вымощенной булыжниками, над которой нависали дома. Мы шли, пока не достигли здания вроде мечети. Войдя туда, он повел меня к алтарю, который удерживался консолями в стене, а над ним находилось красивое цветное окно. По обе стороны от алтаря располагались тонкие колонны и что-то вроде ящиков, наподобие театральных подмостков. Мы преклонили колени у алтаря. Он поднял мою руку и промолвил: «Пробуди свое Осознание!» Я увидел звезду и полумесяц перед собой и крест, смутно проступающий на их фоне. После этого астральное тело стало возвращаться в физическое, однако осознание астрального окружения было все еще ясным. Я продолжал поднимать осознание и начал посылать мысли Любви. Обнаружил вокруг себя бесчисленные потоки мысли, переплетающиеся и похожие на сеть, и когда мысль Любви была выделена, вся эта сеть заискрилась, как будто вокруг нее сверкали мелкие частицы золота. Продолжал эту мысль на протяжении нескольких минут, а затем вернулся к обычному состоянию. Поблагодарил и записал это в дневник.

(Ты очень близок к серьезной ошибке, мой юный и безрассудный друг, Это значит, что ты должен восходить, не зацикливаясь на земных впечатлениях, если ты, конечно, хочешь достичь успеха в искусстве астральной проекции. Это похоже на разговор в воскресной школе, и я знаю почему. Но я неоднократно пытался выходить горизонтально и по нисходящей – и всегда с таким же результатом. Явные и враждебные вещи внизу, чистые же идеи – вверху. И это достаточно хорошо видно; это вполне ясно и понятно. Но я не вижу и следа научного метода в твоем способе видения. Я объясню далее – в итоговом комментарии. – О.М.)

В это же время Брат V.I.O. упражняется в Джняна Йоге. Чему свидетельствует простая запись 30-го ноября, «ТЫ ЕСТЬ ТО» — без малейших комментариев! И на следующий день, «то же самое, только в меньшей степени!» 4-го декабря он пишет следующее:

Чтение «Джняна Йоги» очень явно воссоздает состояние Единства, наработанное в практике Раджа Йоги. Это более ясная концепция, очень близкая к Истине. N.B. Во время медитации Свет над головой начал обволакивать сознание, но я был прерван, так как Р. позвала меня ложиться спать.

(Нужно сказать Р., чтобы она не звала тебя ложиться спать. Само чувство того, что она может тебя позвать, может нарушить концентрацию. Также, очень важно, как общее правило, очень плохо спать в одной комнате с другим лицом! – О.М.)

5 декабря. Больше и больше осознаю Единственную Истину. ТЫ ЕСТЬ ТО. Также я полагаю, что, по сути, существует только один «план» реальности, а не множество.

6 декабря. 11:22. Снова начал «Нети, Нети».(7) (Очень близко, но еще не совсем. – V.I.O.)

22:45

О Ты, Вечно Присутствующий, Вечная Тишина, в которой все исчезает и возникает облаченным во Благо. Я вызываю Тебя!
О Ты, неуловимая Самость моей самости, Ты – Всё, в котором всё растворяется и становится Твоей Сущностью. Я вызываю Тебя.
О Ты, Сущность Сущностей, Ты – Обладающий Совершенным Знанием, в котором уже потерялось знание всего существующего. Я вызываю Тебя.
О Ты, Абсолютное Благо, Ты Один без вторичного, Тот, в Ком Время и Пространство не существуют более. Я вызываю Тебя.
О Ты, когда я думаю о Тебе – Ты становишься Богом, когда же перестаю думать о Тебе – ты становишься Мной. О, можно ли мне раствориться в ТЕБЕ? Но я лишь смогу раствориться в Твоих творениях, ибо сам Ты нетварен. О, Возлюбленный! Я дойду до Тебя, лишь избороздив Бесконечность.
О Ты, на Кого глядит человек сквозь призму чувств и видит Тебя как вселенную.
О Ты, на Кого глядит человек сквозь призму сознания и видит вселенную мысли.
О Ты, на Чью Сущность глядит человек и сам становится Бесконечным Благом. О пусть же не будет мысли о разделенности, ибо нет никого кроме Тебя! Ты есть то.
Если я назову тебя Точкой, Ты рассмеешься со словами: «Я – Бесконечный Круг».
Если я стану почитать Круг, Ты рассмеешься со словами: «Я сокрыт в Точке».
Только если я провозглашу Тебя как Целостность всего этого, я достигну понимания Тебя. Разве Ты не выше всякого Утверждения и Отрицания?
Если же я попытаюсь дать Тебе Имя, я потеряю Тебя, о Ты, Безымянный по отношению к Вечности. Кому мне открыть Тебя, как не Тебе самому?
Конечно, все слова тщетны, о Ты, кто скрыт в Тишине! Аум.

(Это очень хорошо – О.М.)

Примечание:

7. «Не это, не это!» – фраза, которую используют индусы в медитативной практике отрицания всех мыслей.

11 декабря. 21:52 – 22:37. Медитация в Асане. Дракон, как обычно. Сделал несколько глубоких вдохов, наполнил тело и сознание Любовью. Потом вытеснял, ее пока она не полилась через меня. Я использовал следующую мантру:

«Личность – Любовь. Эта Личность – Я» – сначала, а потом изменил фразу на «Личность – То Самое, что есть Я».

Глаза полузакрыты, зафиксированы на носу. Закрыл их на середине медитации и направил внимание к Аджне. Вторжение нескольких чужеродных мыслей.

Вдруг все наполнилось ярким светом, с которым я идентифицировал себя.

Осознание Единства. Без сомнения вспоминаю, что это было Соединение с Высшей Самостью. Потом снова встал вопрос «А как же Другие, когда это состояние спадет?» Потом показалось, будто бы некий голос ясно говорил сознанию: «Воистину, соединяясь так, ты становишься един со Святым Ангелом Хранителем, который говорит с тобой сейчас. Потому не беспокойся больше о достижении. Это твоя будущая работа – видеть, как не только одна часть достигает, но и другие части, называемые обычным сознанием «другими», также придут к пониманию Единства». N. B. Это не было словами в прямом смысле, и это было далеко не единственное значение «сказанного». Это был скорее опыт осознания определенной идеи, нежели какое-либо языковое выражение.

(Не все так плохо. – О.М.)

12 декабря. Сегодня вечером, прогуливаясь, я подумал, что когда-нибудь мне удастся найти человека, который бы понимал меня и мое состояние, и мог бы попытаться описать меня со стороны, когда я нахожусь в состоянии подобном вчерашнему: 1) могу ли я говорить, не меняя состояния сознания, 2) могу ли я найти нужного человека.

(Не хорошо. – О.М.)

15 декабря. 23:15 – 00:09. Астральное путешествие.

При первой попытке проецироваться астральное тело быстро понеслось в северо-восточном направлении (Плохо – О.М.), затем описало кривую на севере, потом – дважды пролетело по кругу и вернулось обратно. Вторая попытка.

Заключил астральное тело в световое яйцо и послал его прямо вверх. Яйцо открылось. Я открыл глаза в пространстве. Увидел над собой светящийся объект продолговатой формы и направился к нему, он напоминал собой воздушного змея. Только я склонился над ним, меня отнесло назад на некоторое расстояние, в это же время я заметил, как склоняется пейзаж подо мной. Я решил спуститься и полетел к Земле, но обнаружил, что кто-то поддерживает меня. Приближаясь к земле, я как бы скользил над ней и в итоге оказался у некоего темного входа или туннеля. Я вошел внутрь и пошел вперед, освещая себе путь серебряной звездой горящей у меня над бровями, пока не вошел в круглую комнату в конце коридора, освещаемую единственной свечой на круглом столе, за этим столом сидел седобородый старик и писал книгу. Я подошел к нему и сказал: «Почему ты пишешь, Отец?» Он ответил: «Чтобы читающие могли жить» (я хотел задать ему еще один вопрос, но не помню какой). Потом я сказал:

«Что пишешь ты, Отец?» И он отвечал: «Смерть, всегда смерть». Я сказал: «Покажи мне то, что ты пишешь, Отец» и увидел, как он пишет слово HARTHA. Тогда я сказал: «Это тайна для меня». Потом он указывал на каждую букву слова, и я пытался интерпретировать их каббалистически, но безуспешно. Кажется, цифровое значение букв было 507. Он сказал, что я пойму это, с этим я покинул его и вернулся.

20:00. 16 декабря. Выясняю значение слова, полученного прошлой ночью. Потом я подумал, что значение слова 507 = «то, что вызывает брожение», или 5+7=12= Он стремился, тосковал и т.д. Было видно, что я заблудился. Я также нашел, что 607 означает «Первичный Адам». Но 6+7=13 = Единство, Любовь и Козырь Таро СМЕРТЬ. А это как раз то, что он, по его словам, писал. (Заметка 21 апреля, 1917: ha – Солнце, tha – Луна, так сформулировано в «Хатха-Йога Прадипика»).

(Достиг. Однако не помешало бы обзавестись большим количеством книг. – О.М.)

18 декабря. Примечание. Я уже давно собираюсь упомянуть одну вещь. Я заметил в себе некоторую перемену, я уже не сплю так глубоко, как раньше. Иногда во время отдыха я сохраняю осознание на протяжении всей ночи. При этом в этом состоянии я прорабатываю гораздо больше мыслей, чем в обычном бодрствующем сознании. Утром мне совсем не сложно перейти из одного состояния в другое, но, вставая, я редко помню все частности того, что было со мной во время сна.

(Это звучит хорошо, как если бы Гуна Тамас была разрушена. – О.М.)

19 декабря. 11:38. Молитва и Медитация. Почувствовал, что Высшее Я «информировало» меня насчет того, что Скромность, Терпеливость и Самоотверженность создадут необходимые условия. Пребывал в Безграничной Тишине, которую невозможно описать словами.

(Скромность, как и Гордость, содержит в себе личность. – О.М.)

26 декабря. 13:03 – 13:20. Медитация. Постепенно отделил Личность от тела, разума, жизни, смерти и т.д., пока не достиг абсолютно безличного состояния.

(Как правило, это бесполезно. Обычно это называется просто «мечтательностью», мягкое бесцельное блуждание разума. – О.М.)

27 декабря. 23:13 – 23:30. Медитация. После попытки полностью объединить сознание с Адонаем, сфера Сознания расширилась и стала одним целым со Множеством; и когда я спрашивал себя «Что Я? Кто Я?» – это уже было не столько индивидуальным вопросом, это был вопрос, подхваченный различными единицами во всех частях пространства над бесформенной плоскостью. Я поднялся выше и попытался объединиться со всем этим; и это состояние продолжалось даже уже после медитации, примерно часов до 12-ти. Это не было похоже ни на что из ранее мной переживаемое, особенно то, что было вначале.

(Не очень хорошо; это скорее похоже на думание. – О.М.)

31 декабря. 23:30 – 23:46. L.B.R. Дракон. Медитация на Любовь (8). После этого я визуализировал прозрачную фигуру Нюит, накрывшую Вселенную. Аминь. А сейчас я пойду и поздравлю Р. и ребенка с Новым Годом.

8. Примечание:
Это совсем неправильно. Это даже не медитация. Ты позволяешь своему сознанию просто блуждать вокруг да около, вместо того, чтобы направить его на единственный простой объект. Самадхи никогда не приходит при таких условиях. – О.М.

image001

Пантакль Брата V.I.O.

Этот пантакль – символическая карта Вселенной, в понимании Брата V.I.O. тогда уже – Неофита А:.А:. , изготовление его было своеобразным экзаменом в его степени.

image002
Ламен Брата V.I.O.
Ламен символизирует Достижение Мастера, Великую Работу, которую Он довел до конца.
image003

Итоговый комментарий Брата О.М. 7°=4°

Я считаю, что ты – настоящий мужчина, и ты достигнешь. Ты работаешь добросовестно и постоянно, и хорошо ведешь записи. Ты знаешь и чувствуешь Суть Работы. Но тебя на твоем пути все же подстерегают опасности. Вот они:

1) Ты эмоционален. А это очень плохо и это то, от чего нужно избавляться. Это – форма Эгоизма и потому ведет на Путь Левой Руки. Ты говоришь: «Я возражаю против того, что мою жену сбила машина», и думаешь, что эти слова – Вечная Истина. А между тем слона в Сиаме вряд ли волнует, сбита она или нет. Скажи (о Брате V.I.O.) : «Это правильно, что он возражает и т.д., и т.д.». Анализируй таким образом все эмоции. Не позволяй себе думать, что твоя собственная точка зрения единственная. Читай Liber LXV гл. I:32 – 40 и 57 – 61. Это очень важно: если ты не поймешь хотя бы одну вещь из этого, ты просто сойдешь с ума, когда достигнешь последних Врат.

2) Ты склонен к неопределенности. Это, очевидно, вызвано туманом эмоций. Прежде, чем ты станешь Ревнителем, ты должен знать и облазить Астральный План вдоль и поперек. Какими бы интересными, захватывающими и светлыми ни были астральные путешествия, не забывай, что они управляемы волей. Если ты идешь в свой офис, а заходишь в здание Ратуши только потому, что там красивые колонны, это тебя не оправдывает! Ты должен отбросить все эти «медитации на Любовь». А как насчет Ненависти, а? По ту сторону Бездны они окажутся одинаковыми, как два новых пенни. То, что ты делаешь, – это, на самом деле, «Размышление о Любви», «Вечерние Мысли Джонса», «Праздные мысли праздного молодого человека». Эта практика разрушает душу и одурманивает разум. Если ты будешь потакать ей – она абсолютно разрушит всю силу концентрации.

3) Ты должен быть строг и суров относительно святости Работы. Ты же не разрешаешь жене приходить к тебе в офис, когда ей заблагорассудится и болтать с тобой. Поэтому ты должен научить ее уважать твое рабочее время и дома. Здесь я предвижу серьезную проблему: за редким исключением, женщине не нравится, когда мужчина делает что-либо, центром чего не является она. Его бизнес не вызывает протеста с ее стороны, потому что он ее содержит. Здесь невозможен компромисс. Ты должен быть либо господином, либо рабом; и величайшая добродетель в том, чтобы стать господином раз и навсегда, чего бы это не стоило.

А вот твой экзамен на степень Ревнителя (9):

a) Пройди через дверь, на которой нарисована следующая фигура и детально объясни ее (фигуру), исходя из значения видений, которые возникнут перед тобой.

b) Вызови Меркурий и Ход, и путешествуй пока не встретишь единорога, упомянутого в Liber LXV гл. III, стих 2. Подробно опиши это общение.

c) Исследуй в видениях природу Алхимических принципов – Серы, Ртути и Соли. Как они отличаются от трех Гун, от элементов – Огня, Воды, Воздуха? Примечание: 2. Этот экзамен – тонкий комплимент, можно сказать граничащий с Лестью. Это наиболее сложный документ, из посылаемых в подобных случаях.
d) Написать доклад о Знаке Водолея в 4 Мирах – Ассия, Йецира, Бриа, Ацилут.
e) Посетить и подробно описать Клипот Овна.
f) Посетить Йофиэля и Гисмаэля, описать их внешний вид, их жизнь, а также общение с ними. Наблюдай. Работа в А:.А:. совершенно определенна и направлена. В ней нет места беспорядочным мыслям.

На этом мы пока попрощаемся с нашим пилигримом. Он уже столкнулся с обитателями Астрального Мира, угрожающими и, наоборот, соблазняющими; и, отважно следуя Розенкрейцерскому правилу, он идет вместе с течением жизни, извне он кажется беспомощным, бросаясь в открытый космос уединения и объединения, поддерживаемый лишь Восточными учителями. Но на Пути А:.А:. важно не то, что представляет собой человек извне, а то, что сокрыто в его душе, и брат V.I.O. был ведом и храним Орденом, чье Универсальное Знание совершенно, и нет ничего надежнее Его опеки.

(продолжение следует)

Продолжение этой работы так и не было опубликовано.

Перевод: Darchiel

Редакция: fr. Taavat haOr

© PAN’S ASYLUM Oasis O.T.O.

Об авторе Алистер Кроули

(англ. Aleister Crowley; урождённый Э́двард Алекса́ндр Кроули (англ. Edward Alexander Crowley); 12 октября 1875 — 1 декабря 1947) — один из наиболее известных оккультистов XIX—XX века, мистик, пророк, поэт, альпинист и ярчайшая личность своего времени. Основатель учения Телемы, автор множества оккультных произведений, в том числе «Книги закона», главного священного текста Телемы. колоды «Таро Тота» и многих других. При жизни Кроули был участником нескольких оккультных организаций, включая «Орден Золотой Зари», «Серебряную Звезду» и «Орден Храма Востока».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.