Основы ведения магического дневника

Fr. N. O.: Уже скоро мы будем переходить к исследовательской и ритуальной работе. Исследовательская — например, то, что я говорил по поводу развития магнитного чувства. Возможно, мы попробуем также эксперимент по воздействию на кубик. Это не значит, что я буду кого-то чему-то учить. Я буду сам учиться вместе со всеми.

Для того чтобы вот эта работа была максимально эффективна, нам нужна такая вещь как магический дневник. Если мы планируем заниматься какой-то ритуальной и исследовательской работой, нам нужен магический дневник. Зачем? Первый момент. В человеческой памяти есть такая неприятная способность, как приписывание себе воспоминаний, которые не соответствуют действительности.

Comahon: Криптомнезия.

Fr. N. O.: Криптомнезия, да[1]. Это не какая-то аномалия, а вполне естественное свойство разума…

Антон Образцов: Фантазия?

Fr. N. O.: Нет. Скажем так, банальная ситуация — я пошёл на улицу, начался дождь, и я начинаю думать: «Так, я вот предчувствовал, что будет дождь». А предчувствовал ли я? Никак объективно проверить нельзя. Если я этот дневник не веду, то… вот один раз возникла такая мысль, другой раз — и потом появляется уверенность, что я обладаю какими-то провидческими способностями.

Если мы ведём дневник, то каждое своё предчувствие записываем перед выходом из дома: «Так, мне кажется, что будет дождь. Вот у меня такое предчувствие». Я записал это, вышел, — и на самом деле пошёл дождь. Другой раз тоже записал какое-то такое событие/предчувствие, и оно сбылось. Тогда мы уже видим, что это не наши какие-то домыслы, не криптомнезия, а я реально каким-то образом могу это предчувствовать. Каким таким образом — оказывается, что я по каким-то там мошкам, летающим низко, или ещё как-то — это уже другое дело. Важно то, что я какие-то события действительно смог предвидеть, и уже можно анализировать, каким образом я это сделал. Первая причина, по которой нужно вести дневник — чтобы не было такой вот ложной памяти.

Антон Образцов: Ложной памяти, да. Чтобы не врать.

Fr. N. O.: Причём это может быть совершенно искренне. Совершенно искренне ты можешь думать, что предчувствовал что-то.

Второй момент. Могут происходить какие-то события (неважно — в сновидениях или в реальном мире). Происходят какие-то события, которым на данном этапе я не придаю никакого значения, но которые могут оказаться связанными с какими-то последующими событиями. Грубо говоря, я увидел во сне какую-то свою знакомую. И, вроде, она эпизодически была в этом сне, ничего интересного с ней связано не было…

Антон Образцов: Сновидческое — это тоже значимое?

Fr. N. O.: Да. Сновидения записывать обязательно.

Так вот. Увидел какую-то знакомую во сне, к примеру. Не придал этому значения и, естественно, не записав это — забыл. Сны очень быстро забываются. И когда на следующий день ты, допустим, узнал, что она умерла, к примеру, то у тебя, конечно, не возникло никакой ассоциации этим. А если ты записал, что видел её во сне, то, опять же, можешь прочитать дневник и посмотреть: «Ага, вот это событие записано, а вот это произошло», — и увязать их.

Следующий момент. Если мы проводим какую-то, например, ритуальную работу на долговременную перспективу, и ситуация пошла примерно в нужную нам сторону, но с какими-то глюками, то я могу перечитать все прошлые записи, проверить, не было ли сделано каких-то ошибок, проанализировать уже по новым обстоятельствам. И если буду делать какую-то другую ритуальную работу, то уже постараюсь учесть свои прошлые ошибки. Или наоборот — может, это не ошибки. Но, во всяком случае, есть возможность посмотреть записи, проанализировать и сделать какие-то выводы. Это — основные причины, по которым нужно вести дневник.

Что в дневник записывается. Уже упомянули, что обязательно записываются сновидения: настолько подробно, насколько это возможно.

Антон Образцов: Странные сновидения? Или все подряд?

Fr. N. O.: Все подряд. Насколько возможно.

Антон Образцов: То есть — какие мы ставим критерии?

Fr. N. O.: Сновидения все записываем. Каждый день, когда мы хоть час спали.

Антон Образцов: И так день за днём? «Сегодня я не запомнил своё сновидение…»

Fr. N. O.: Если не запомнил, то можно так и написать.

Антон Образцов: Или так. «Сегодня 27 марта. Сегодня не запомнил сновидение». 29-го марта — сновидение пишется.

Fr. N. O.: Да, да. Вот, кстати, ещё важная причина ведения дневника — это выработка дисциплины. Если я готовлюсь к ритуальной работе, то это помогает мне настроиться на тот символизм, который завязан на целях, связанных с ритуалом. Если это — повседневный магический дневник, то меня это просто дисциплинирует. И вот, соответственно, если я записываю сновидение, то это не только позволяет мне потом читать какие-то символы, но и ещё чем больше я обращаюсь к сновидениям, чем больше пытаюсь их вспомнить, тем лучше я научусь их вспоминать. Что регулярно используется, тренируется, то и развивается. То есть, этот сновиденный мир становится для тебя более насыщенным, ты можешь обследовать там что-то. В «Хакерах сновидений» всё то, что по географии сновиденного мира, локациям — можешь сравнивать по дневникам. И всё это будет обретать для тебя плотность.

Что ещё записывается. Записываются: погодные условия, настроение, фаза месячного цикла (для женщин), фаза луны, какие-то обычные материальные события. Не так, что «пошёл на работу» (при том, что каждый день хожу), а какие-то выпадающие из общего потока.

Антон Образцов: Фрагменты интересные.

Fr. N. O.: Возможно, если это в электронном виде, мы можем копировать туда какие-то статьи, которые нас заинтересовали, переписки, которые мы ведём.

Антон Образцов: А, окей. Это всё понятно, и спасибо Вам за то, что заговорили об этом. Каким образом мы всё это будем отслушивать и проверять? Является ли наш дневник личной собственностью? Или он будет выглядеть так, что когда мы здесь, мы, сидя на диване, будем его читать?

Fr. N. O.: У нас практиковаться такое, что все дневники открыты, не будет. Есть организации, где это практикуется, но не у нас. Но, почему ещё сейчас хорошо вести в электронном виде, а не в бумажном, — потому, что можно скопировать какие-то моменты, которые, на твой взгляд, имеют отношение к теме, и выделить их. Есть открытый дневник для участников группы, которые в конкретном ритуале участвуют, какая-то часть, которую можно взаимно анализировать. Потому что одному, допустим, может присниться сновидение, которое для него не имеет какого-то смысла, но имеет смысл для другого. Определённая открытость должна быть.

Антон Образцов: А как же мы, в таком случае, будем отслеживать правдивость, что ли? Можно же написать что угодно…

Fr. N. O.: Всё на честность.

Антон Образцов: Подожди. А для чего это делается в Интернете?

Fr. N. O.: Это не обязательно делать в Интернете. Наоборот, желательно сначала вести подробный дневник для себя, а из него уже те моменты, которые считаешь нужным, публиковать. Понятно, что не для всех людей, а для тех, кто участвует в этом эксперименте или ритуале.

Антон Образцов: А тебе не кажется, что всё-таки живой контакт лучше, чем интерент-сообщения?

Fr. N. O.: А кто говорит, что не должно быть живого контакта? Просто я говорю сейчас о ведении дневника. Я не говорю, что он должен быть в Интернете, я говорю о том, что вести его лучше на компьютере, чтобы какие-то моменты можно было показать своим товарищам по этому ритуалу.



[1] Точнее парамнезия — нарушения и расстройства памяти, выражающиеся в ложных воспоминаниях; может происходить смешение прошлого и настоящего, а также реальных и вымышленных событий. Криптомнезия — более частный случай парамнезии, при котором человек не может вспомнить, когда было то или иное событие, во сне или наяву, написал ли он стихотворение или просто запомнил когда-то прочитанное, был ли он на концерте известного музыканта или только слышал разговор об этом (иными словами, забывается источник той или иной информации). Прим. ред.

Транскрипт составил Дмитрий Маслов, ред. Fr. Nyarlathotep Otis.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.